Ближайшие экскурсии

В пятницу, 31-го мая, в 16 часов состоится экскурсия «Лево руля». Это будет прогулка по тель-авивскому порту, в котором нет кораблей, по Всемирной выставке, на которой ничего не выставляют и по тель-авивской набережной… которая все-таки есть! Экскурсию ведет Борис Брестовицкий 

В субботу, 1-го июня, в 10 часов утра, состоится экскурсия «Вслед за запахом» — прогулка по самой тель-авивской улице Тель-Авива – улице Алленби. Экскурсию проводит Борис Брестовицкий.

В пятницу 14-го июня состоится вечерняя экскурсия состоится экскурсия «Яффо в 101-й раз», — рассказ о древнем городе для тех, кто там бывал 100 раз, и для тех, кто впервые в этом сказочном городе. Экскурсию проводит Борис Брестовицкий

В субботу 15-го июня в 10 часов утра, состоится экскурсия «Сердце города» — прогулка по тель-авивскому центру 20-х годов, по самому красивому кварталу города. Экскурсию проводит Борис Брестовицкий.
В пятницу, 21-го июня в 16 часов утра, состоится экскурсия: «На поиски справедливости» — прогулка по самому старому кварталу Тель-Авива – Неве Цедек. Экскурсию проводит Борис Брестовицкий

В субботу 22-го июня в 10 часов утра, состоится экскурсия «Шесть жизней Сароны» — прогулка по бывшей деревне немецких темплеров, а ныне тель-авивскому кварталу Сарона. Экскурсию проводит Борис Брестовицкий

Хочешь питу из Яффо?

Часть 1

Мой любимый город Тель-Авив… Веселый, бурлящий, жизнерадостный. Но Тель-Авив не всегда был таким.  До провозглашения государства Израиль, жизнь жителей этого «неспящего» города была больше похожа на современный образ жизни жителей некоторых еврейских поселений Иудеи и Самарии. Трудно поверить, но в период с ноября 1947-го по конец 1948-го даже элементарная поездка из Тель-Авива в Холон на пассажирском автобусе была достаточно опасным предприятием. Такие автобусы часто сопровождались эскортом бронированных автомобилей. В основном нападения на евреев осуществлялись арабскими жителями Яффо. 
Яффо. Это сегодня Яффо – часть Тель-Авива. «Тель-Авив минус Яффо» шутят старожилы города, имея в виду официальное название города — Тель-Авив – Яффо. Но так было не всегда.  По плану ООН от 29-го ноября 1947-го года о создании двух государств – еврейского и арабского – Яффо должен был стать арабским городом в черте еврейского государства. Ну а как же иначе, если в 1947-м году в городе проживало 85 тысяч арабов и около 10 тысяч евреев и христиан неарабского происхождения – армян, греков, русских и тд.
Большая часть из 85-ти тысяч поддерживали нормальные отношения с евреями. Но были и те, кто воспринял решение ООН, как объявление войны. И не прошло и 24-х часов с момента объявления ООН, как в Яффо были сформированы снайперские отряды.  Той же ночью, с 29 на 30 ноября, они заняли крыши верхние этажи всех высоких зданий Яффо и близлежащего поселения Маньшия. И начиная со следующего утра 30-го ноября, жизнь в Тель-Авиве изменилась. Кроме протяжных криков муэдзина, по утрам из Яффо теперь доносились выстрелы снайперов.  Каждое утро Тель-Авив замирал, жители города, встречаясь, спрашивали друг друга: “Ну? А как сегодня?»
1100 человека были ранены или убиты арабскими стрелками всего за пять месяцев.  И это не могло не беспокоить ни гражданских, ни военных.  Командование еврейских военных отрядов (Армия Обороны Израиля пока существует только в планах) не раз планировало легитимный ответ, но шли бои по всей стране, перед бойцами ставили более важные задачи – надо было выжить.
«Национальная военная организация» (далее в тексте – ЭЦЕЛЬ, Иргун Цваи Леуми) возглавляемая Менахемом Бегиным приняла решение – выбить из Яффо арабов! Может не всех, может только снайперов, но ответная реакция должна была последовать.
Однако, принять решение и выполнить, это совсем не одно и то же. Для выполнения такой задачи нужны были люди, оружие, боеприпасы, информация, условия и еще много всего. В тонкости военного дела вдаваться нет смысла.
Люди были. Их было мало, но они были преданны, были тверды и целеустремлены. А вот оружия не хватало.  Иногда бойцы ЭЦЕЛЬ выходили на задание с одной винтовкой на троих, в которой было всего пару патронов.  И нехватка оружия была серьезной проблемой.
Именно по этой причине ЭЦЕЛЬ перед планируемой атакой на Яффо предпринял две операции, целью которых было… выкрасть оружие у британцев. Что поделаешь, оружие в магазинах не продавалось.
6-го апреля 1948-го года несколько бойцов ЭЦЕЛЬ, в совершенстве владевших английским языком и переодетые в английскую военную форму въехали на двух бронированных машинах на британскую военную базу, расположенную возле Пардес-Ханы (сегодня это лагерь 80 – махане 80). Броневики они угнали тем же утром из ремонтной мастерской в Хайфе. Они спокойно подъехали к задним воротам одного из оружейных складов, и, сломав замки ворот, начали загружать в машины оружие. Они успели загрузить 62 винтовки, 21 пулемет «Брен», 39 автоматов (пистолет-пулемет), противотанковые минометы «Пиат», и довольно большое количество боеприпасов к этому оружию. Бойцы даже успели загрузить одну запасную гусеницу для бронемашины. Конечно же такая «операция» при свете дня не могла пройти незамеченной.  Когда британский патруль их обнаружил, завязалась перестрелка. К патрулю на помощь подоспели британские солдаты. Но место вторжения на склад было выбрано бойцами ЭЦЕЛЬ не случайно. Два близко расположенных друг к другу склада образовывали длинный и узкий коридор, который хорошо простреливался подпольщиками.  В результате перестрелки было убито семь британских солдат, и один офицер в чине подполковника и только один боец ЭЦЕЛЬ был смертельно ранен. Все остальные подпольщики выбрались с базы на захваченных бронемашинах с оружием целыми и невредимыми. Но и этого было слишком мало для того, чтобы начать атаку на Яффо.
17-го апреля того же, 1948-го года, бойцы ЭЦЕЛЬ провели одну из самых смелых своих операций по захвату оружия.  Этой операции предшествовала длительная подготовительная работа по сбору информации и подготовке участников. И около полудня возле Шуни, в небольшой роще собрались 120 бойцов и 70 автомобилей под командованием «Гиди» — Амихая Паглина, готовых перевозить оружие и амуницию.  На 41-м километре железной дороги из Хайфы, под рельсы был заложен небольшой заряд. Когда поезд, перевозивший британское оружие, поравнялся с ним, раздался взрыв, которой повредил полотно железной дороге и вынудил состав остановиться.  Бойцы ЭЦЕЛЬ открыли предупреждающий огонь, призывая охранную роту, сопровождающую состав, сдаться и покинуть вагоны. Но британские солдаты оказались не робкого десятка и открыли ответный огонь. Когда число погибших бойцов с каждой стороны достигло 3-х (два британских солдата и сержант, и три бойца ЭЦЕЛЬ), Амихай Паглин пригрозил британцам, что взорвет состав со всем находящимся на нем оружием. И тогда командир охранной роты согласился на предложение «Гиди», и британцы покинули состав. Бойцы ЭЦЕЛЬ оказали раненным британцам необходимую медицинскую помощь и начали погрузку оружия в свои грузовики. Некоторые из участников этой операции потом вспоминали, что некоторые британские солдаты сами вызвались помочь в погрузке оружия, видимо для того, чтобы подпольщики побыстрее уехали. Больше в этой операции никто не пострадал, а запасы вооружения ЭЦЕЛЬ существенно пополнились. Главной целью этой атаки на поезд были мины для трехдюймовых минометов, которых было похищено более 6000 штук. Кроме того, было похищено большое количество патронов для винтовок и пулеметов и несколько десятков минометов. Все оружие и боеприпасы были спрятаны в подвалах винодельни в Зихрон Якове.
Вот теперь можно было начинать подготовку к атаке. 600 бойцов, прошедших специальную подготовку, собрали в лагере «Махане Дов» (лагерь, названный в честь героя Дова Грунера, казненного англичанами), который располагался в Рамат Гане, там, где сейчас находится квартал Кирьят Борохов.
В эти страшные дни апреля 1948-го года тель-авивский родильный дом доктора Ицхака Фройда, который находился в доме Шимона Мизрахи на улице Иегуда Ха-Леви 9 был эвакуирован.  Район улицы Иегуда Ха-Леви располагался слишком близко к Яффо и к Маньшии и подвергался постоянным обстрелам сто стороны арабских отрядов. И тогда начальник медслужбы ЭЦЕЛЬ Нафтали Френкель (подпольный псевдоним «Доктор») создает там настоящий госпиталь. Во дворе дежурило несколько машин скорой помощи, специально оборудованных для того, чтобы вывозить раненных прямо с поля боя.
24-го апреля 1948-го, на закате, на центральной площади лагеря «Дов» был устроен последний парад. 600 бойцов ЭЦЕЛЬ, вооруженные 180-ю винтовками, 400-ми автоматами «Стэн», 35-ю пулеметами были готовы к атаке. В их распоряжении было 4 бронемашины, 2 крупнокалиберных миномета и несколько ручных противотанковых ружей и минометов. 2000 ручных гранат были розданы только тем, кто уже имел боевой опыт.
Парад принимал Амихай Паглин «Гиди» и Менахем Бегин. Бегин и открыл парад своей речью:
«Бойцы Иргуна!
Мы выходим на захват Яффо. Мы выходим на бой, имеющий одно из самых решающих значений для свободы Израиля. Посмотрите — кто стоит перед вами. Запомните тех, кого вы видите за собой. Впереди нас ждет враг, жестокий и беспощадный. За нами – наши родители, братья, дети. Стреляйте метко, экономьте боеприпасы, не проявляйте жалости к врагу, как он не проявляет жалости к народу нашему. Проявляйте сострадание к женщинам. Если кто-то поднял руки, желая сдаться, спасти свою жизнь – он ваш пленный, не трогайте его. 
В бой вас ведет командир округа с большим боевым опытом. Запомните флаг над нами. Вперед! У нас только один путь
Речь была недолгой, других выступлений не было. Сразу после проверки вооружения, бойцы сели в автомобили, и колонна отправились в Тель-Авив. Уже в сумерках они прибыли к школе «Альянс» в Неве Цедеке (сегодня это центр Сюзан Делаль). Там по плану должен быть расположиться штаб атакующих. Из-за того, что телефонная связь еще не было готова, было решено отложить атаку на 9 утра следующего дня.
«…по плану мы должны были начать атаку ночью. Но затянувшийся военный совет на базе «Дов» изменил все планы. Когда бойцы прибыли к линии фронта, солнце уже опустилось, а еще нужно было провести инструктаж, проверить солдат и вооружение, расставить минометы и обеспечить связь.  Да, начинать надо было не с минометов, а с телефонов» — рассказывал о том, как проходил бой за Яффо Йоси (Йоске) Нахмияс, в 48-м году командир одной из рот «ЭЦЕЛЬ», а сегодня один из внештатных сотрудников музея «Бейт Гиди».
Йоске вспоминал: «Отряд связистов, которым командовали А. Вайцнер и А. Молчиновский, установил переносную телефонную станцию рядом со школой (школа Альянс) и прямо под носом у арабов, растянул сети телефонных линий. В их задачу входило также обеспечение связью отряды Иргуна, готовящиеся к атаке. К каждому такому отряду был придан связист, и Молчиновский сам проверил, что все друг друга понимают (далеко не все бойцы ЭЦЕЛЬ свободно говорили на иврит).
Утром подтянулись минометчики – Давид Брик (Чанки) и Цви Альтшуллер (Йоханан). Мы успели сварить кофе, пока Альтшуллер и Чанки рисовали что-то на карте.  Мочиновский подошел к нам, взял чью-то недопитую чашку, молча отхлебнул и сказал: «В 9!». Через пару минут Гиди вызвал к себе всех командиров рот и разъяснил задачу.»
Тут я бы хотел сделать «лирическое отступление».  У читателя уже должен был возникнуть разумный вопрос – а с кем собирались сражаться бойцы ЭЦЕЛЬ?
По решению ООН от 29-го ноября 1947-го года Яффо должен был оставаться арабским городом на территории создаваемого еврейского государства. Для поддержания порядка в городе по приказу британского командования с 1-го декабря 1947-го года по 30-е июня 1948-го было оставлено две роты пехотинцев 2-го батальона 3-го полка 1-й дивизии Ирландских Королевских Стрелков (RoyalIrishFusillers). Постоянным лагерем этого полка была британская военная база Тель Литвински, сегодня это база Тель Ха-Шомер. Этот батальон еще в марте выставил укрепленные заградительные посты возле депо яффской железнодорожной станции и от нее до самого моря между Яффо и Маньшией. К началу апреля, кроме упомянутых двух рот в Яффо находилась охранная рота штаба того же 3-го полка (это была неполная рота – около 20 человек). Всего британцы насчитывали чуть более 80 человек под командованием офицера в чине майора.  В его распоряжении было 6 бронемашин, вооруженных 2-х или 6ти дюймовыми противотанковыми пушками. Кроме ирландских стрелков в Яффо оставался небольшой гарнизон британской полиции – 4 офицера и 35 полицейских. Были еще и арабские полицейские из состава британской полиции, но их количество не известно, так как часть из бежала уже при первых выстрелах, а позже к ним присоединились арабские городские полицейские, из подразделений автоинспекции и службы порядка.  Все британские военные, за исключением патрулей, были сосредоточены в двух местах – в мастерских железнодорожной станции и в здании Отдела Особых Расследований британской полиции (C.I.D.) на улице Мустааким, сегодня это улица Эйлат 14.
В задачу этих подразделений британской армии и полиции входило сохранение мира и спокойствия в Яффо и на границе с Тель-Авивом. Но в течение нескольких месяцев, пока арабские снайперы вели обстрел Тель-Авива с крыш и минаретов Маньшии и Яффо, британцы практически не мешали им в этом. Поэтому вполне понятен гнев евреев, которые закономерно считали, что британцы на стороне арабов. И если у подразделений Хаганы и Пальмаха были некие директивы, ограничивающие применение «живого» огня против британцев, у ЭЦЕЛЬ таких ограничений не было. И накануне атаки на Яффо «Гиди» говорил, что, если в вас стреляют – стреляйте в ответ, только точнее.
Вот такой расклад вооруженных сил был в апреле 1948-го года в Яффо. (Документы из архива британской армии предоставлены профессором Йоавом Гельбером).

Амихай Паглин — Гиди

захваченное пулеметное гнездо

карта боевых действий

Продолжение-2
Продолжение-3

Прогулка по улице Бялик

Есть в Тель-Авиве очень особые уголки, нетронутые временем. Стоят там дома с деревянными ставнями, балкончики, украшенные лепниной, таблички с названиями, прорисованными вручную. Там растут столетние деревья, на ступеньках крыльца греют бока на солнце старые мудрые тель-авивские коты.
Если вы хотите увидеть все это, и услышать необыкновенные тель-авивские истории, то я с радостью приглашаю вас на экскурсию.
В этот раз мы отправимся в тель-авивский «заповедник» времени — на улицу Бялик. Как нигде в городе, на этой улице сохранился дух Тель-Авива 20-х годов прошлого века. Это будет обновленная экскурсия, с новыми фактами и новыми историями.

Экскурсия рассчитана на 2.5-3 часа и состоится в пятницу, 17-го мая в 10 часов (утра). Место встречи — на углу улиц Алленби и Бялик.(улица Бялик дом 2)
Как всегда — записываемся тут(нажать ПОЙДУ или в комментариях) или по телефону 054-7773100. Можно послать СМС.
Стоимость экскурсии — 70 шек. дети бесплатно

ПыСы: Ближайшие автостоянки — на площади 2-го ноября, перекресток улиц Алленби, Бен-Иегуда и Пинскер или на улице Алленби 58 (угол улицы Исраель Наджара)

Леиздангеф — экскурсия по улице Дизенгоф

Дизенгоф…

одна из самых колоритных улиц Тель-Авива. Улица, которая названа в честь первого мэра, улица, о которой сложено множество стихов и песен, снят фильм и даже придуман специальный глагол — «леиздангеф», что означает «прогуляться по улице Дизенгоф».
Самая разнообразная архитектура, самые разнообразные магазины, самые разные люди… Хотите с ними познакомиться? Приглашаю вас на свою экскурсию «Леиздангеф».

В субботу 18-го мая, в 10 часов утра состоится экскурсия по улице Дизенгоф и центральной части Тель-Авива. Приходите — и я познакомлю вас с этой страничкой жизни Тель-Авива.
Место встречи — у фонтана на площади Дизенгоф. Продолжительность экскурсии — 3 часа. Стоимость — 70 шек., дети бесплатно.

Запись тут (нажать ПОЙДУ или в комментариях) или по телефону 054-7773100. Можно прислать СМС

Набережная Елисейских полей — экскурсия

В субботу, 11-го мая, в 10 часов утра состоится экскурсия «Набережная Елисейских полей». Это будет прогулка по главной улице Яффо — Иерусалимскому бульвару. Самой известной и одновременно самой малоизвестной улице Яффо. За три часа прогулки вы узнаете, как возник этот бульвар, почему он так был назван и почему Иерусалимский бульвар не ведет в сторону Иерусалима. Мы вспомним те времена, когда Яффо еще был Яффо, а Тель-Авив- Тель-Авивом, когда в кинотеатрах собирались полные залы, а в кафе пили чай и не курили кальян. Окунемся в атмосферу начала 20-го века и попытаемся понять — куда делись те прекрасные яффские дворцы, когда-то стоявшие на этом бульваре.

Экскурсия начнется в 10 утра. Место встречи — в тени на аллее бульвара напротив театра «Гешер». (Бульвар Иерушалаим 5)Продолжительность экскурсии — около 3-х часов Ближайшая стоянка — стоянка театра «Гешер» через дорогу.
Стоимость экскурсии — 70 шекелей для взрослых, дети бесплатно.

Экскурсию ведет Борис Брестовицкий. Запись — тут (нажать «Пойду» или в комментариях) или по телефону 054-7773100. Можно оставить СМС

Шесть жизней Сароны — экскурсия

В субботу 27-го апреля в 10 часов утра, состоится экскурсия «Шесть жизней Сароны» — прогулка по бывшей деревне немецких темплеров, а ныне тель-авивскому кварталу Сарона.
За свою более чем вековую историю, этот небольшой квартал в центре Тель-Авива пережил много изменений, революций, катаклизмов и приключений. Его улицы и дома помнят немцев и англичан, помнят подпольщиков и министров.
На этой экскурсии я расскажу вам о всех этих изменениях и приключениях. Вы узнаете и о самых трагических и о самых комичных эпизодах из истории Сароны. И, наконец, мы разберемся в причинах названия — откуда появилось такое странное название?
Место встречи — на углу улиц Давид Элазар и Каплан — у магазина «Дизель».
Продолжительность экскурсии — 3 часа.
Стоимость экскурсии — 70 шекелей для взрослых, дети бесплатно.
Экскурсию проводит Борис Брестовицкий.
Запись тут в комментариях. Можно записаться по телефону 054-7773100 ( позвонить или отправить СМС)

Отпусти народ мой!

Было это несколько лет назад. В пасхальный вечер 2015-го года. При всей моей любви к тому, что я делаю, у моей работы есть и минусы. Вот и тогда, в то время, когда моя семья и друзья уже сидели за праздничным столом, разливая вино, я лишь возвращался к парковке, где стояла моя машина после долгой экскурсии.  А еще нужно было доехать из Тель-Авива в Кфар-Саву…

Я шел узкими пустынными улицами Неве Цедека.  В домах светились окна, из которых доносились радостные возгласы людей, но на улице я был совершенно один. В тишине гулко раздавались мои шаги, хотелось бежать, но я устал за день и шел не спеша.  В добавок ко всему я еще нес свою гитару и опять ругал себя за то, что никак не куплю для нее чехол, или, хотя-бы ремень. 

На улицах было совсем темно. Неве Цедек не очень освещается и в обычное время в этом есть своя прелесть. Но сейчас, когда все сидели в ярко освещенных комнатах, а я шел в одиночестве, мне тоже хотелось света.   А белым вокруг были только луна и моя гитара.

И вдруг, на улице Ахва, из-за поворота мне навстречу выходит группа молодых ребят. Человек 6-7, на вид им лет по 20-25.  Американские туристы, которые заблудились, как выяснилось из их вопросов. Я показал им дорогу, мы поздравили друг друга с праздником, и я уже было продолжил свой путь к машине, как одна из девушек окликнула меня. 

— можно твою гитару? – спросила она, — на одну песню?

Ребята были слегка выпившими, у них было хорошее настроение и я не возражал. Все равно я уже безнадежно опоздал и еще пять-десять минут ничего не изменят.

Девушка взяла мою гитару и присела на капот стоящей на обочине машины. Она совсем неплохо спела какой-то приятный блюз, потом еще какую-то незнакомую мне песню, которую подхватили ее друзья.  И уже практически отдавая мне гитару, она что-то вспомнила. И прикрыв глаза, она запела…. «шлах на эта ми…»  שלך נא את עמי

Именно так, на иврите. С сильным американским акцентом, безнадежно коверкая слова, но кто слышал те слова.  Она пела долго. Я и не подозревал, что в ивритском варианте есть столько куплетов. Когда она замолчала, через пару секунд из окна второго этажа прямо над нами раздались аплодисменты. И улыбающийся мужчина, высунувшись из этого окна практически до пояса, позвал нас всех подняться к нему домой. «И для моей машины, на которой вы сидите, так тоже будет лучше!» — сказал он. Ребята начали его благодарить, но он, перейдя на английский, настойчиво звал их к себе. Они согласились, а я, объяснив, что меня ждут дома, продолжил свой путь и уже через полчаса сидел за столом со своими близкими, одну за одной, поглощая штрафные и пропущенные блюда.

«Отпусти народ мой!» — так называется эта песня, в которой описываются события из ветхозаветной книги Исход 8:1: «И сказал Господь Моисею: пойди к фараону и скажи ему: так говорит Господь:отпусти народ Мой, чтобы он совершил Мне служение». Именно этими словами послал Б..г  Моисея добиться исхода израильтян из египетского плена. 

Сегодня трудно сказать, кто именно является автором этого негритянского спиричуэла. Первые упоминания об этой песне относятся к 1862-му году, когда она под названием «Гимн контрабандистов» становится настоящим гимном беглых рабов в лагере северян во время Гражданской войны Севера и Юга. Согласен – трудно уловить связь между контрабандистами и Исходом евреев из Египта. Но «contrabannum” – против запрещения (лат). И в те годы контрабандистами называли беглых рабов и просто жителей Юга, перешедших на сторону Севера.

В 1872-м году негритянский вокальный коллектив FISKJUBILEESINGER опубликовал эту песню под названием «Go Down Moses», правда в том варианте было более 20 куплетов.  То есть песня вполне могла заменить собой целый концерт. Поэтому особой популярностью она не пользовалась именно потому, что была слишком длинной. 

Первым эту песню до современного варианта сократил великий американский бас Поль Робсон. В 1934-м году Поль Робсон исполнял «GoDownMoses» во время своих гастролей в СССР. Кстати, с конца 40-х годов постоянным аккомпаниатором Поля Робсона был Бруно Райкин – двоюродный брат Аркадия Райкина. Но дело, конечно не в этом. Именно исполнение Поля Робсона, с его громоподобным басом, прославили эту песню.

Поль Робсон  — Godown, Moses

Но еще большим популяризатором этой песни стал, конечно, Луи Армсторнг.

В его исполнении «Отпусти народ мой» разошлась по всему миру.

Луи Армстронг исполняет «Отпусти народ мой» там, где это все происходило — в Египте

Сегодня ее исполняют во всем мире. От Александра Буйнова в сопровождении оркестра МВД России до хора тайваньского университета. И, конечно, ее поют и в Израиле, в той самой стране, о которой мечтали те, о ком поется в этой песне,

И тут, наконец, уместно послушать эту песню на языке народа Израиля:

И одно из самых неожиданных исполнений:

А также современная трактовка:

И еще несколько исполнений:

особенно умиляет последнее исполнение…

Но существует еще одно необычное исполнение этой великой песни. К сожалению, мне так и не удалось найти ни одной записи этого исполнения. А исполнители, как мне рассказали, были упрятаны в застенки КГБ на долгие годы. Но!!!  Обо всем по порядку.

4 октября 1948 года, в московской хоральной синагоге отмечалось празднование еврейского Нового года (Рош а-Шона). По такому знаменательному случаю туда прибыли израильские дипломаты во главе с первым послом молодого государства Израиль – Голдой Меир. Совершенно неожиданно этот визит перерос в массовую демонстрацию еврейского народа.  Демонстрация!! 1948-й год, Сталин еще жив и правит твердой рукой. Но евреи СССР не убоялись владыки, как когда-то, тысячи лет назад не убоялись фараона. Израильского посланника встречали как новоявленного мессию, некоторые люди в экстазе даже целовали край одежды Меир. Как потом писал в своих отчетах КГБ, там собралось более десяти тысяч евреев (10 000). Всем им не хватало места в синагоге, и они вышли на улицу. В самом центре, окруженная плотным кольцом советских евреев находилась Голда Меир.  И неожиданно кто-то из присутствующих запел: «Let’sMyPeopleGo” – «Отпусти мой народ». На небольшой площади перед хоральной синагогой воцарилась тишина. Кто-то замолк от страха (были и такие), кто-то – от восторга… Но к одинокому голосу присоединился еще один и еще один, и еще один. И под аккомпанемент милицейских свистков евреи Москвы скинули со своих плеч тысячелетний страх и во весь голос пели, нет, требовали – «Отпусти мой народ!»

Чрезвычайный и полномочный посол государства Израиль госпожа Голда Моисеевна Меир вручает верительные грамоты в МИДе СССР

Многие из них потом попали в тюрьмы. Кто-то умер. К сожалению, не все из присутствовавших на том спонтанном митинге смогли потом опознать себя на израильской купюре в 10 шекелей. И эта купюра, ласково именуемая в народе «голда» по сути своей является нонсенсом – на израильской купюре фотография… Москвы! Точнее, фотография той самой демонстрации 4-го октября 1948-го года у московской хоральной синагоги, демонстрации, вошедшей в историю под названием «Отпусти народ мой!»

в шляпке в центре — Голда Меир


«голда» — купюра в 10 новых израильских шекелей

К сожалению, 15-го и 16-го марта экскурсий не будет :(. Они переносятся на апрель! Точные даты быты сообщены заранее!

Яффо в 101й раз — экскурсия

«Да я сто раз бывал в Яффо» — скажет вам практически любой израильтянин, да и многие гости страны там бывали множество раз. Чем еще может удивить этот древний молодой город?Любовь, страх, степные песни, еврейские притчи, греческие мифы и египетские легенды… Какие тайны хранят летучие мыши дома мамлюков? Что делал на скалах Яффо герой Персей? О чем думал Наполеон, глядя на великое море? Куда стреляла «праздничная» пушка? С какими мыслями апостол Петр отправился отсюда в Рим? Стены древнего города помнят египетских фараонов и персидских царей, рыцарей, с крестами на мантиях, мамлюков с их кривыми саблями, французских кавалеристов и британских солдат. Им есть, чем поделиться с нами.И я приглашаю вас на экскурсию «Яффо в 101-й раз»! Да, именно в 101й, но в этот раз — со мной! Я поделюсь с вами самым сокровенными тайнами Яффо.Да, в 101-й раз, но в этот раз это будет увлекательно и не скучно!В субботу, 9-го февраля, в 10 часов утра. Место встречи — у Часовой Башни в Яффо.Стоимость экскурсии — 60 шекелей для взрослых, дети бесплатно. Продолжительность — 3,5 — 4 часа.Запись тут (нажать «пойду» или в комментариях) или по телефону 054-7773100. Можно оставить СМС.Экскурсию ведет Борис Брестовицкий

Леиздангеф — экскурсия по улице Дизенгоф

В субботу, 26-го января, в 10 часов утра, состоится экскурсия «Леиздангеф«. Это обновленная экскурсия по центральной части Тель-Авива — улице Дизенгоф и окружающему ее кварталу. Вы услышите истории и легенды о самом любимом «отце города» — Меире Дизенгофе, о его супруге, о тельавивской богеме. Мы развеем некоторые тайны и мифы тель-авивской архитектуры, поговорим о том, что же такое «Белый город» и где именно он находится.

Экскурсию проводит Борис Брестовицкий.
Место встречи — у фонтана на площади Дизенгоф. (ближайшая парковка — Дизенгоф-центр)

Продолжительность экскурсии — 3 часа, стоимость — 60 шек, дети бесплатно.
Запись тут, в комментариях , в ФБ, или по телефону 054-777100, можно послать СМС