Белый город из серого камня

— Что тебя больше всего удивило в Тель-Авиве, – спросил я своего приятеля, впервые приехавшего из
Европы, когда мы в очередной раз спрятались в кафе от палящего солнца.

— Пляжный теннис, – после небольшой заминки ответил он, – эта необычная игра каучуковым шариком.

— И все? Больше ничего необычного в Тель-Авиве ты не видел?

— Город, как город…   шумный, суматошный. Называют его “белым”, а он весь серый…

Как больно мне стало, больно и обидно за любимый город.

— А давай сегодня вместо поднадоевшей охоты за девушками и вместо литров холодного пива, ты все-таки осилишь свою лень, и я, наконец, покажу тебе Тель-Авив? Мой Тель-Авив! Ты увидишь то, чем этот город удивляет, если только поднимешь глаза чуть выше женских коленок! А заодно мы попробуем разобраться, почему белый город стал серым.

                 Название “Белый город” появилось в Тель-Авиве в конце тридцатых годов прошлого, двадцатого века. Именно в это время в городе появилась плеяда замечательных молодых архитекторов, выпускников Веймарской школы “Баухауз”.

                 “Архитекторы, скульпторы, художники! Все мы должны вернуться к ручному        труду!  …Давайте создадим и будем развивать новые гильдии                   ремесленников, без высокомерия, пытающегося разжечь  рознь и построить         барьеры между актерами и художниками.  Давайте объединимся и вместе                 построим новое здание будущего, которое объединит архитектуру,        скульптуру и живопись в единое целое, и которое достанет до неба         благодаря миллионам рук ремесленников. Это здание станет чистым      символом новой веры“.  Вальтер Гропиус

                 Создавая свою школу, Вальтер Гропиус мог только мечтать о том, что Баухауз (в переводе с немецкого языка – дом строителей, имеется ввиду гильдия) станет новой философией.  Философией, объединившей в единое целое архитектуру, промышленный дизайн, искусство и строительство. Очень точно высказал квинтэссенцию новой философии один из первых преподавателей школы Staatliches Bauhaus, Бруно Таут: ” Отныне не будет границ между ремеслом, скульптурой и живописью. Все будет одним – архитектурой“!

Вальтеру Гропиусу удалось сплотить вокруг себя великолепных мастеров и вдохновенных учителей, который и создали новый вид искусства на грани ремесла и творчества. Среди преподавателей школы были Василий Кандинский, Ласло Мохой-Надь, Марсель Брейер, Йозеф Альберс и многие другие, каждый из которых уже сам по себе был личностью уникальной, создателем собственного направления в искусстве и науке.

Руководство школы “Баухауз” никогда не препятствовало евреям в поступлении и обучении, в отличие от многих других учебных заведений Германии. Да и среди преподавательского состава было немало евреев. Именно поэтому в школе обучалось довольно много евреев, не только из Германии, но и из соседних стран, где практиковались антисемитские ограничения.

Image

Но в 1933-м году, с приходов к власти нацистов, школа “Баухауз”, просуществовавшая 14 лет, была закрыта. Сотни студентов и сотрудников, считавших школу родным домом, оказались за стенами любимого заведения. Более того, нацисты запретили строительство зданий, относящихся к стилю “Баухауз”, а многие, уже построенные здания, были снесены или перестроены.

Адольф Гитлер, и сам мечтавший стать архитектором, считал себя большим знатоком этого искусства и очень часто лично вмешивался в разработку проектов. Вот и запрет деятельности школы “Баухауз” был его личной инициативой.  И основная причина запрета – как раз “еврейская” атмосфера школы Вальтера Гропиуса.

            ”Когда мы оцениваем роль еврейской нации в культурном развитии   всего человечества, мы прежде всего не должны забывать того факта,           что, например, еврейского искусства никогда не было на свете и нет и         теперь; что, например, два главных вида искусства — архитектура и     музыка — решительно ничем не обязаны евреям”. А. Гитлер – “Моя           борьба

Эти слова Гитлер написал задолго до прихода к власти – еще в 1924-м году, во время отбывания тюремного срока в крепости Ландсберг.  И одним из первых его решений, после прихода к власти, была попытка устранить, отдалить евреев от “нееврейских” (по его мнению) видов искусства. Десятки еврейских архитекторов и музыкантов остались без работы. Многие из них покинули Германию, и в их числе были и выпускники школы “Баухауз”. Кто-то уехал в США и Канаду, кто-то – в Южную Америку, а некоторые приехали в Палестину. Идеи “Баухауза” пришлись как нельзя, кстати, в этой молодой, пусть еще не совсем самостоятельной стране, находящейся в самом начале своего нового рассвета. Молодые архитекторы строили красивые белые дома, в которых воплощались будущего, новой архитектуры и новой философии.

                 Первым таким зданием стал дом номер 84 на бульваре Ротшильд, построенный архитектором Зеевом Рехтером по заказу госпожи Энгель. П-образное белое здание, стоящее на колоннах, с плоской крышей, служившей местом встреч и собраний жильцов, стало символом нового стиля в архитектуре Тель-Авива. Очень быстро новый дом стал еще и знаком престижности, принадлежности к избранным. В разное время в нем жили Эдит де Филипп, оперная дива, одна из создателей израильской оперы, знаменитый тенор Пласидо Доминго, начинавший свою творческую деятельность в оперном театре Тель-Авива, Амос Де Шалит, ученик Альберта Эйнштейна, первый президент института имени Вайцмана в Реховоте, Симха Дениц – глава Еврейского Агенства СОХНУТ и многие другие.

Image

                 Тель-Авиву, находящемуся в поиске собственного архитектурного стиля, “Баухауз” пришелся как нельзя кстати. Экономичное строительство, белый цвет, небольшие балконы и плоские крыши прекрасно сочетались с жарким левантийским климатом. И вслед за Рехтером к этому новому стилю обратились и многие другие архитекторы, среди которых были и такие “динозавры” тель-авивской архитектуры, как Иегуда Магидович, Александр Леви, Йосеф Тишлер и совсем молодые архитекторы – Женя Авербух, Дов Карми, Арие Коэн и многие другие.  Молодому и быстрорастущему городу нужно было жилье и производственные помещения. Жилья нужно было много, жилье нужно было не дорогое и, самое главное, жилье нужно было срочно. И именно концепция “Баухауза” была ответом на эти требования. Очень быстро тель-авивские архитекторы ушли от некогда столь популярного эклектичного стиля и, как грибы после дождя,  в городе стали расти белые дома.

В город пришел “Баухауз”.

                 Практически до начала 60-х годов (прошлого, двадцатого века) в Тель-Авиве не было более популярного архитектурного стиля, чем “Баухауз”. Под этот стиль подгоняли все – жилые дома, офисные здания и культурные центры. Но вот пришла эпоха бетонных небоскребов. И хотя израильские небоскребы скребут небеса очень нежно, уступая в размерах и количестве американским (но  ведь и страна у нас намного меньше) их, все-таки, становилось все больше и больше. Белые дома “Баухауза” уступили место серому бетону и зеленому стеклу. В Тель-Авив пришла Америка. Ее натиск был столь стремителен, что город слово испугался, сжался, стал меньше размером. Стали уже улицы и площади, вжались в землю белые дома, затерявшись в сером лесу высоток. Вжались и посерели, словно стремясь стать менее заметными на фоне бетонных “красавцев”.

                 “Баухауз” перестал быть модным и престижным. И старые дома, несколько десятилетий украшавшие Тель-Авив, стали перекрашивать и перестраивать, подгоняя их под новую световую гамму города. Так “белый город” стал серым….

                 В 2003-м году комиссия ЮНЕСКО, ознакомившись с историей и архитектурой Тель-Авива, присвоила городу статус мирового наследия в области архитектуры. На сегодняшний день в городе сохранилось более четырех тысяч зданий, построенных в стиле “Баухауз”.  Уснув однажды вечером 2003-го года в сером городе, жители Тель-Авиве проснулись следующим утром в городе-музее. Ни в одном другом городе мира не сохранилось такого количества и разнообразия зданий, построенных в этом стиле. Кроме того, в Тель-Авиве открыт единственный в мире музей промышленного дизайна “Баухауз”, созданный Роном Лаудер – сыном Эсти Лаудер, владелицы одноименной косметической фирмы.  Музей этот находится на улице Бялик и открыт совершенно бесплатно семь дней в неделю.  В этом музее вы не увидите ничего, что было бы связано со строительством – музей посвящен именно промышленному дизайну, то есть мебели, электроприборам и предметам быта, спроектированным и созданным по всем правилам и законам философии «Баузауза».

                 Кроме того, на одной из самых популярных улиц города – на улице Дизенгоф, названной в честь первого мэра, уже много лет существует центр «Баухауз». Это и выставочный зал и книжный магазин и сувенирный киоск и лекционная аудитория. Здесь же организуются экскурсии, посвященные архитектуре «Баухауз» и проводимые на разных языках, в том числе и на русском.

                 Белый город открыт для всех. Именно сейчас, когда «Баухауз» возрождается и возрождает Тель-Авив. Именно сейчас мне хочется пригласить вас на прогулку по улицам любимого города, в который снова возвращается белый цвет. По улицам настоящего музея под открытым небом, сохранившим это самое необычное течение архитектуры 20-го века – «Баухауз».

Белый город из серого камня: 48 комментариев

  1. zzhemchuzhenka

    Я когда-то читала, что баухауз так хорошо себя почувствовал в Тель-Авиве, помимо множества других причин, в том числе и в противовес арабским «излишествам», очень радуясь, что простота технологий, минимум архитектурных деталей и незатейливость отделки позволит гордому еврейскому парню построить дом, не привлекая арабских соседей. Тебе нравится такая версия?)))

  2. zzhemchuzhenka

    Тогда расскажи о других причинах. Их наверняка было много. Очень удивительная штука — стиль как буд-то специально рожден для ТА. Даже как-то климатически удивительно подходит. Очень интересная тема. Ещё.)

  3. ol_vik

    Рассказ об истории зарождения Баухауса весьма интересен.
    Спасибо, Борис.
    А что в конце экскурсии ответил Ваш приятель?

  4. boris Автор записи

    он уже лет пять как живет в Тель-Авиве))) Это, видимо, и является его ответом))

  5. v_pole

    внятно и хорошо. Как всегда, впрочем. Хотя мне лично кажется, что если бы Хайфа подсуетилась, она бы тоже могла стать этим самым заповедником. Ну или городом-музеем, если хотите 🙂
    Кстати, может лояльность Гропиуса к евреям происходила из комплекса вины? Ну я имею ввиду его роман с Альмой Малер 🙂

  6. omia

    Не совсем молчит… 🙂

    Дом Шломо Яффе — Музей баухауза

    Фасад дома Ш. Яффе на площади Бялика
    Расположен в доме 21. Построен в 1935 году, по проекту Шломо Гепштейна. Фасад выходит на площадь Бялика. Архитектор Шломо Гепштейн родился в Одессе, в 1882 году. Учился в Санкт-Петербурге. В Эрец-Исраэль с 1924 года.

    Восстановлено в 2000 году. С 2008 года — действует музей баухауза (на первом этаже).

  7. nmiddle

    Хм… Да вообще-то я была) Последний раз по Керен Тейманим, а так… как то даже сагитировала народ с Ботинка, были на вечернем Неве Цедеке, потом были днем, не помню конкретно тематику, но там была и пагода, и дом со львом, и прелестный рассказ про дамочку, для которой специально строили тротуар деревянный, чтобы туфельки не запачкала))) Или это я уже сочиняю?))) В общем, была я и не раз, слушать интересно, но у меня есть правило, после каждой экскурсии — поездки ставлю пост, и не один, о ТА не могу. Гляну на фотографии… тоска, ничего красивого для глаз не нахожу. Хотя Неве Цедек и Яффо — люблю. В Яффо вообще могу гулять бесконечно. И даже в жару)

  8. larafr

    Ещё одна монетка в копилку моей любви к ТА 🙂
    …Хочу к вам на экскурсию, но всё никак не совпадает…

  9. verssavia

    Баухауз спас город примерно как и хрущевки в свое время, и это очень хорошо. Вот только я не совсем разобралась с цветами, белые дома перекрашивали в серый цвет «под стать» новострою? И почему ты пишешь о зеленых стеклах в домах? Ну не бутылочным же стеклом заполняли оконные рамы?..

  10. boris Автор записи

    я тебе по секрету скажу — ему девушки наши очень понравились))) После нескольких лет жизни в Германии он себя тут чувствует как на FTV без перерыва)))

  11. madam_shifon

    Я,наверное,закоренелая провинциалка, но даже (а может быть именно поэтому) каждая мимолетная встреча с Тель-Авивом для меня — событие,где интересное — просто на каждом шагу.Может когда-нибудь повезет побывать на ваших экскурсиях.А пока спасибо за ваши рассказы))

  12. boris Автор записи

    Вам спасибо! Не было бы читателей — не было бы писателей))))
    А ко мне на экскурсию попасть вовсе не сложно — требуется только захотеть!))

  13. boris Автор записи

    ну вкусы то у людей разные)))) Вот ему ( дружище, ты же простишь?) очень нравятся брюнетки, особенно смуглые и не от УФ ламп)))

  14. m_k

    Боря, дорогой, исправь, пожалуйста: дом Энгеля строил не Яков Рехтер, а его отец Зеев.

  15. boris Автор записи

    ОЙ, спасибо, что заметил! Это, видимо: беседа с Яковом на меня повлияла, точнее — воспоминания. Мы с ним говорили где-то за полгода до смерти:(

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *