Ротшильд и его львы–окончание (из серии–любимцы города)

В 1952-м году тель-авивский зоопарк приобрел у венских коллег взрослую самку леопарда. Чивата (так ее звали) отличалась на редкость несговорчивым характером, много раз нападала на служащих зоопарка в Вене, и поэтому, скорее всего, ее и было решено продать. Отправляя животное в Тель-Авив, ветеринар не рассчитал точно дозу снотворного и вколол слишком много. К Нафтали Ротшильду Чивата попала уже умирающей. Ветеринар тель-авивского зоопарка, Хаим Горовиц, осмотрев ее, сказал, что шансов нет, и милосерднее будет усыпить животное. Но Нафтали не согласился с выводом доктора.

Два дня он практически не выходил из клетки, где помещалась самка леопарда. Он отпаивал ее черным кофе, которое сам покупал в кафе зоопарка. На третий день леопардиха встала на ноги. Сам Нафтали, уставший от почти трехдневного бдения, сидел в полудреме на полу ее клетки. Чивата неспешно подошла к человеку, открыла пасть… и на глазах у онемевших от ужаса сотрудников зоопарка, лизнула Нафтали в щеку. Так у Чиваты появился друг, а у Нафтали – еще больше хлопот!

В один из осенних дней 1953-го года, в четыре часа после полудня шимпанзе Пиколо, или по дружески – Пики, решил устроить себе отпуск. Никто не знает как, но ведь не зря шимпанзе считаются близкими родственниками людей, так вот… никто не знает как, но Пики открыл дверь своей клетки. Он вышел, осмотрелся и отправился в гости к соседям – двум медведям, жившим в искусственной пещере. Но медведи были слишком усталыми и, не смотря на все ухищрения Пики, играть с ним отказались. И тогда Пики обратил свой взор на посетителей зоопарка. Четыре по полудню, зоопарк полон людей, которые, не смотря на близкое родство, испугались шимпанзе (Пиколо был самым большим из всех израильских шимпанзе, весом около 50 кг). И в некоторой панике люди ринулись на утек. Тут подоспели служащие зоопарка, которые быстро организовали убежище в служебных помещениях и закрыли ворота зоопарка.

А у Пики было хорошее настроение. И он вовсе не собирался прятаться, он искал развлечений. Возле клетки со львами он обнаружил дремлющего на скамеечке ветерана тель-авивского зоопарка Магнуса Вайнберга. Тучный пожилой Вайнберг дремал в тени, сквозь сон отмахиваясь от мух свернутой газетой. Пики приблизился к нему, поначалу решив, что Вайнберг играет с ним газетой. Но он был не глуп, этот шимпанзе. Он увидел, что глаза старика закрыты, и понял, что тот спит. И тогда Пики решил разделить с Вайнбергом полуденный сон – он уселся на землю у его ног, и положил голову к нему на колени. Именно в такой странной позе и увидел их Барух Гофер – директор зоопарка. Пики игрался с сандалиями Вайнберга, а сам Вайнберг, едва дыша, с широко открытыми глазами, наблюдал за обезьяной. Наконец старик решился. Он потихоньку встал. Стараясь не испугать Пики, и, взяв его за лапу, отправился к клеткам обезьян. Так они и шли – старый Вайнберг в одной сандалии и Пики, со второй сандалией в лапе. На центральной аллее зоопарка шимпанзе вдруг увидел Джони, которого вызвали из отпуска. За спиной Джони маячили вооруженные полицейские. Но Пики на стражей порядка внимания не обращал. Бросив сандалию насмерть перепуганному Вайнбергу, он огромными прыжками полетел к Джони, запрыгнув с разбега к нему на руки. 50 килограмм сильных мышц это вам не шутка. Но Джони удержался на ногах и так, в обнимку они и отправились к клетке Пиколо.

Дверь в клетку все еще была открытой. Внутри клетки сидел… Нафтали Ротшильд и плакал. Взрослый мужчина рыдал в голос. Джони сразу понял, в чем дело и негромко позвал его. Увидев Пиколо Нафтали сразу заулыбался, и улыбка осушила слезы. Пики спустился на землю, не спеша прошел в свою клетку, и, забрав из рук Нафтали свои любимые игрушки – разноцветные баночки из под кофе, занялся привычным делом. Его главная работа – развлекать тель-авивскую детвору.

Почему же плакал Нафтали Ротшильд? Четыре года назад, в июне 1949-го года одна из обезьян-резусов сумела порвать крепления сетки в своей клетке и вырвалась на волю. До того, как это было замечено служащими зоопарка, резус успел подраться с кенгуру и потом отправился гулять по тенистым аллеям, распугивая посетителей. Попытка Джони поймать резуса оказалась безуспешной. А Нафтали Ротшильд в этот летний день, взяв отпуск, отправился со своими детьми на море.

Разозлившись на Джони, помешавшего ему выяснить отношения с кенгуру, резус выскочил из вольера, забрался на высокое дерево, росшее прямо у ограды зоопарка и с него спрыгнул в соседний парк «Адасса» . Там он уселся на мусорный ящик и стал перебирать его содержимое. Он уже почти успокоился, но был замечен группой детей. Дети не понимали, что происходит. Отсутствие решетки между ними и обезьяной не насторожило их, и, как обычно, дети начали дразнить резуса. И тогда вспыльчивая обезьяна бросилась на детей, поцарапав и укусив троих из них. Подоспевший на крики детей волонтер полиции отогнал с помощью палки обезьяну от детей, но поймать резуса он не решился. И когда приехал вызванный полицейский наряд, первое, что они увидели – окровавленные дети. Участь резуса была решена в то же мгновение. Полицейские даже не пытались поймать обезьяну – как только ее обнаружили, они открыли огонь. 11 пуль разорвали тело свободолюбивой обезьяны. И лишь после того, как все следы этого ужаса были убраны, в парк «Адасса» прибежал Нафтали Ротшильд, услышавший о происшествии из радио на пляже. Но было поздно.

Поэтому и в этот раз, узнав, что Пиколо сбежал из своей клетки, Нафтали вернулся в зоопарк. По дороге он встретил вооруженных полицейских, которые ему сразу сказали, что у них есть приказ – застрелить шимпанзе, пока он не причинил никому вреда. Стражи порядка отказались слушать Нафтали, который заверял их, что Пики – совершенно ручной и никому не может причинить вред.

Находясь уже в самом зоопарке, Нафтали Ротшильд услышал звуки, похожие на выстрелы (скорее всего это были звуки выхлопа проезжающего автомобиля) и решил, что Пики, любимец детворы Тель-Авива, уже мертв. И, сев в его клетке на пол, зарыдал, словно убили его собственного ребенка.

И после Пиколо не раз сбегали животные в тель-авивском зоопарке. Даже из рук самого Нафтали. Но после случая с Пики молодой служащий уговорил дирекцию зоопарка всегда вызывать его и дать ему возможность вернуть питомца до того, как полиция предпримет крайние меры.

Но, все таки, главными любимцами Нафтали Ротшильда были не обезьяны, а обитатели клетки номер 1 – львы.  И львы платили ему взаимностью. Были дни, особенно в сильную жару, когда львы были очень беспокойны и не подпускали к себе никого. Никого, кроме Нафтали.  А самым популярным аттракционом тель-авивского зоопарка было кормление львов с руки. Нафтали заходил в клетку со львами, и вытаскивая из корзинки куски мяса кормил прямо с рук. И никогда ни одна из этих царственных кошек даже не рыкнула на своего “друга”. Львы – это вам не обезьяны.

ПС: В тель-авивской полиции был создан специальный отряд, задачей которого было физическое уничтожение животных зоопарка в случае войны. Самое странное для меня, что отряд этот состоял только из добровольцев…

0504200738931

124

122

 

Ротшильд и его львы–окончание (из серии–любимцы города): 24 комментария

  1. ben_tal

    Самое странное для меня, что отряд этот состоял только

    Видимо добровольцы любят не только животных, но и людей 🙂

  2. sachok_2

    Потрясающе!
    Кстати, слышала (из первых уст!) рассказ о том, что в какой-то момент у зоопарка не было денег на прокорм животных, и многих попросту раздали по домам. Гай Рылов, непрямой правнук Моше Йоэля Саломона и внук персонажа «Русского романа» Шалева, таким образом, какое-то время рос вместе с юной львицей. Они очень дружили, и потом, когда животных вернули в зоопарк, Гай постоянно львицу навещал, заходил в клетку, и они там сидели в обнимку, к восторгу и изумлению публики. Правда, потом этот ажиотаж стал действовать Гаю на нервы, и он перестал приезжать…

  3. boris Автор записи

    Re: Самое странное для меня, что отряд этот состоял толь

    Наверное Вы пропустили «не»:)

  4. boris Автор записи

    Вы меня опередили:). Я как раз собирался один из следующих постов этой теме посвятить. Я даже нашел документы это подтверждающие;)

  5. ben_tal

    Re: Самое странное для меня, что отряд этот состоял толь

    есть много историй о животных из зоопарков и войне… я ничего не пропускал, к сожалению.

  6. boris Автор записи

    Re: Самое странное для меня, что отряд этот состоял толь

    поделитесь? Для меня это было некоторым потрясением

  7. boris Автор записи

    Прямо рядом с ирией Тель-Авива — там сегодня торговый центр «Ган хаИр»

  8. zzhemchuzhenka

    Очень трогательно это все..Знаешь, одно из ярчайших впечатлений моей жизни — я когда-то обнималась с тигренком в Ялтинском зоопарке. Обнималась и плакала от счастья. 🙂 А сейчас читаю — и тоже вся в сентиментальностях от материальности любви в твоих текстах. Спасибо.

  9. omia

    Спасибо, Борис!
    Ваша любовь к Тель-Авиву трансформируется в замечательные дела! 🙂

  10. innabu

    Замечательный рассказ, Боря, читаю с наслаждением!
    Но у бывших бакинцев рассказы о нежной дружбе человека со львом вызывают, увы, горькую усмешку…
    Вам знакома история семьи Берберовых?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *