Белый город Тель-Авив, часть вторая.

Английский язык моего собеседника был куда лучше моего.  Мне несколько за время нашей беседы приходилось переспрашивать  его. Оказывается, Гуа  учился в британской школе, основанной еще англиканскими миссионерами. В этой же школе он получил специальность механика. Кроме английского, Гуа неплохо говорит и на итальянском.

— Гуа, почему ты бежал?

— Война!

— Так везде война. Тут тоже война. Ракеты падают.

— Ты когда нибудь видел, как воюют дети? Мальчики по 12-13 лет? Им дают в руки настоящее оружие, а они “играют в войну”. У них нет страха, нет жалости, нет сожаления и раскаяния. Им не надо платить. дети – лучшие наемники. Они воюют ради удовольствия.  Нас они убивали только за то, что мы молимся другому Богу. Хотя я уже давно не верю ни в каких богов…  Вот поэтому мы ушли.  И даже не потому, что я боялся смерти. Хотя я очень боялся за свою семью.  Ты видел моих девочек, а еще есть два мальчика – младший сейчас с женой, а старший в школе. Больше всего я боялся, что мой старший сын станет одним из этих “Child`s of dead”.

— Гуа, расскажи, как ты добирался сюда.

— Мы из города Керен. Это большой город, больше Тель-Авива.  Из Керена до Каира мы ехали на автобусе (прозвучала стоимость проезда в местных теньга, видимо много). Ехали долго, почти 20 часов, много остановок, много проверок. В Каире нам дали адрес, где можно было переночевать, привести себя в порядок. Там я и оставил семью и пошел договариваться с бедуинами. Они были добродушно настроены, и очень подробно объяснили, через что нам предстоит пройти. Договорившись об оплате и времени выезда, я вернулся к семье. Контрабандисты даже не попросили задаток.

Далее – мой пересказ услышанного от Гуа, без ремарок и комментариев.

На следующий день Гуа и его семья рано утром пришли к месту встречи.  С собой можно было взять по одной сумке на человека. Ехали долго, в стареньком американском джипе, но все-таки с кондиционером и даже с музыкой. В машине кроме семьи Гуа и водителя был еще один вооруженный сопровождающий (бедуин). Этот сопровождающий периодически разговаривал с кем-то по небольшой рации на арабском и даже на иврите. Гуа успел взять десяток уроков еще в Керене, собираясь в дорогу, и хотя не понимал сказанного, разобрал, что разговор был на иврите. Иногда контрабандисты переговаривались и с Гуа. Ближе к вечеру они подъехали к большому поселку бедуинов (уже на Синае).   На стоянке стояло несколько десятков автомашин, преимущественно джипы, рядом была разбита большая палатка, в которой уже находилось человек двадцать беженцев.  Контрабандист провел Гуа и его семью в эту палатку и объяснил, что у них есть время отдохнуть до ночи.  В палатке была холодная питьевая вода и какая-то еда.

Дальше они отправились уже ночью.  Их привезли куда-то в пустыню, и выведя из машины, объяснили куда идти. Ориентиром была яркая звезда, но сопровождающий объяснил, что до границы с Израилем около 2-х километров и минут через десять они должны увидеть яркий синий фонарь – это машина израильских партнеров контрабандистов.  Кроме того, их предупредили, что в случае обнаружения их группы (вместе с Гуа и его семьей шли еще две семьи) ни в коем случае не останавливаться и со всех ног бежать на израильскую сторону. Снабдив беженцев водой и фонариком, контрабандисты уехали и несчастные эритрейцы отправились в самостоятельное путешествие по ночной пустыне. 

Им повезло.  Они совершенно спокойно пересекли границу.  На нашей стороне их действительно ждал автомобиль, в котором сидело двое бедуинов. Они провели их до какой-то тропы (при этом беженцы шли пешком, а бедуины ехали в машине, освещая фарами тропинку.  Ночи в пустыне ясные, звездные и вскоре бедуины уехали, лишь показав в каком направлении идти.  В течении этой прогулки “за лидером” беженцы несколько раз слышали звуки выстрелов из автоматического оружия.   Примерно через час самостоятельного движения по израильской территории они были обнаружены патрулем пограничных войск.  Израильтяне отнеслись к ним очень дружелюбно, поинтересовались, как они себя чувствуют, особенно дети. Вместе с израильтянами они простояли примерно полчаса, пока не подъехала военная машина. В машине уже сидело человек десять беженцев, один из них был ранен в плечо.  Как потом узнал Гуа – ранили его египтяне.

Беженцев привезли в какой-то лагерь, находящийся внутри военной базы. Там их продержали 26 дней в вполне комфортных условиях, снабдив едой, водой и оказывая первую медицинскую помощь. За это время в лагере родились двое мальчиков.  По окончании каких-то непонятных проверок, Гуа с семьей и еще несколько семей были доставлены….  на автостанцию Беер-Шевы, где их уже ожидали представители землячества эритрейцев.  Им купили билеты на автобус и доставили в Тель-Авив.  Не всех беженцев отвезли в Беер-Шеву и не всех доставили в Тель-Авив.  Кто и по какому принципу их сортировал, Гуа не знает.

В Тель-Авиве Гуа сразу отправился по адресам, которые получил еще в своем родном городе.  Его встретили, помогли снять квартиру. Жена Гуа – медсестра по уходу за младенцами, очень быстро устроилась на работу. Оказывается в этой чудной стране “Неве Шеенан” существуют свои детсады, свои школы, в которых преподают свои учителя. Там есть и свои церкви, свои телефонные станции, позволяющие дешево звонить родственникам и знакомым, оставшимся на родине.

Пожалуй самым необычным в рассказе Гуа было объяснение того, почему в большинстве своем бывшие африканцы такие тихие и спокойные. Оказывается, преступивших закон не судят во всей “строгости” израильского закона.  Их элементарно отправляют назад вместе с семьей, силой вынуждая перейти границу в обратном направлении. В этот раз – днем и бесплатно! Этот “переход” осуществляется под надзором израильских пограничников с молчаливого согласия египтян, которые в этом случае не открываю огонь, а просто забирают документы у беженцев и выгоняют из Египта в Эритрею.

Наша беседа с Гуа продлилась около часа. Все это время его дочки, расправившись с мороженным, молча стояли рядом. Когда я предложил Гуа купить им еще мороженное, он улыбнулся и, поблагодарив, сказал, что им хватит. Также он отказался фотографироваться, и я прекрасно понимаю, почему.

Простившись с ним, я отошел на десяток шагов и обернулся. На мгновение я представил себе, как нелепо со стороны выглядел наш диалог – двое мужчин… один в глаженной белой рубашке, опрятных брюках и начищенных черных туфлях, второй – в кедах, протертых джинсах и мятой футболке. Один – беженец-нелегал из Африки, второй – инженер-электронщик, более 20 лет живущий в Израиле…

Что поделать… я люблю ходить в кедах!

Гуа оказался приятным человеком. Но я очень не хотел бы, чтобы белый город Тель-Авив превратился в черный город Керен.  Как это предовратить – я не знаю!

Белый город Тель-Авив, часть вторая.: 86 комментариев

  1. maya_cooks

    Если бы на их родине навели порядок, они, возможно, сами бы уехали. С одной стороны жалко их. И возвращать на бойню стыдно. С другой,- неплохо бы закрыть границу. Я не последовательна, знаю

  2. boris Автор записи

    Логично было бы, чтобы их жалели те, кто эту войну начал. Россия, Англия, Италия и др

  3. bolsh_july

    А я на прошлой недели была в отпуске во Флоренции и мне тамошний гид прям так серьёзно серьёзно рассказывал как ботинки это важно и я сама видела их аж целый шкаф…говорит чтоб производить впечатление на клиентов)))))

  4. boris Автор записи

    в стране, где две трети населения ходит в шлепанцах-сандалиях, независимо от пола и возраста…. обувью удивить трудно:)
    Но так как я очень много хожу пешком — стараюсь приобретать удобную обувь. Хотя, выбор у нас не так богат, как во Флоренции

  5. boris Автор записи

    до сих пор я подбирал глаза к шнуркам:) Но, как оказалось, шнурки важнее:)

  6. bolsh_july

    Ой кстати да!!! А я с этим кризисом, как обычно, опять в отпуске без денег. Весь отпуск вспоминала тот кулинарный рассказ и думала: что ж я так ничего и не попробую что ли, как я людям в глаза то смотреть буду)))

  7. boris Автор записи

    давай бартер устроим? Ты мне свой рисунок — а я тебе кулинарную прогулку с дегустацией?:)

  8. bolsh_july

    Прям так волнующе звучит! Я в ваших краях ела только шаурму и гранаты с цукатами))) Хотя за ради ТАКИХ гранатов…
    Тебе что нарисовать?

  9. bolsh_july

    В Италии, кстати, тоже все ходют в этих современных модификациях вьетнамок))) А в электричках, чуть что, скинули и ноги на сиденье

  10. norka_0

    Такие не будут работать годами на уборке

    А что же они будут делать? Воровать мне кажется тоже такие менее склонны

  11. boris Автор записи

    Re: Такие не будут работать годами на уборке

    Они уже создали «государство в государстве» — со своими больничными кассами, школами, церквями, банками и даже публичными домами

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *