… вся грусть еврейского народа.

Вы, наверное, обращали внимание на зеленые металлические тумбы на тель-авивских улицах?  Они разбросаны по всему городу, и посвящены борьбе еврейского народа за освобождение своей страны.

На них очень кратко описаны события, произошедшие в месте, где установлена тумба. Зачастую – слишком кратко.  И я решил открыть в своем журнале новый таг, под условным названием ”Зеленая тумба”. Под этим тагом я хочу напомнить вам страницы истории борьбы за освобождение Тель-Авива и всей страны. И начну я с тумбы, установленной возле дома 8 на улице Яэль.

IMG_0423

В конце 30-х – начале 40-х этого симпатичного молодого человека часто встречали в ресторанах и театрах Тель-Авива. Он бывал там, где собирались все те, кого в Тель-Авиве называли «цветом нации» — актеры, писатели, журналисты, музыканты и, конечно же, герои еврейского подполья, бойцы ЭЦЕЛЬ, ЛЕХИ, и ХАГАНы. Он бегло говорил на иврите с английским акцентом, но разве в Эрец Исраель, в стране репатриантов, кого-то можно удивить акцентом?

Очень часто этот молодой человек появлялся в сопровождении одной из самых красивых женщин Тель-Авива – Шошаны Борохов, дочери покойного Дова Беера Борохова, одного из видных идеологов сионизма.

Молодой человек был смугл и темноволос, у него был нос с характерной горбинкой и глаза… настоящие еврейские глаза, в которых тонула «вся грусть еврейского народа». Поэтому ни у кого не возникало никаких сомнений в том, что он – еврей. Тем более, что его сопровождала женщина, которую знал весь Тель-Авив.

Независимо от того, был ли он один или с Шошаной, он очень редко принимал участие в беседах или диспутах завсегдатаев тель-авивских кафе и ресторанов. Чаще всего он либо читал газеты, либо кокетничал с Шошаной. К нему привыкли, его не стеснялись, постепенно в его присутствии уже не переходили на шепот. «Свой» — в этом были уверены все. Однако все было совсем не так.

Молодого человека звали Томас Джеймс Уилкин и он был старшим инспектором (майором) британской полиции в Тель-Авиве.

Томас Уилкин был направлен в Эрец Исраель в 1930-м по его собственной просьбе. До этого он сделал довольно успешную карьеру в полиции Великобритании.

В 1933-м году на одном из приемов, где собирался весь цвет города, он знакомится с Шошаной Борохов. С этого дня они расставались довольно редко. Томас Уилкин сумел убедить Шошану в том, что не стоит рассказывать ее друзьям о том, что он полицейский. И, как это ни странно, она действительно никогда об этом никому не рассказывала.

Естественно, что пребывание Уилкина в городских кафе было работой. Но об этом не знал никто, ни Шошана, ни его коллеги по работе, ни, разумеется, посетители тель-авивских кафе.

Томас Джеймс Уилкин был не просто полицейским – он был следователем британской секретной полиции CID, той самой, что располагалась в здании по адресу — улица Эйлат 14. В том самом здании, которое старались обходить стороной жители Тель-Авива и Яффо.

Томас Джеймс Уилкин был не просто полицейским – он был агентом от Бога. И это сразу понял его начальник Джеффри Мортон. Уилкин был настолько секретным сотрудником, что его в лицо знали всего несколько сотрудников CID. Уилкин был настолько успешным секретным сотрудником, что дважды получал внеочередное звание и трижды был отмечем наградами Его Величества. Две из этих трех наград Томас Джеймс Уилкин получил лично из рук короля Георга 6-го.

tomas james wilkin

Томас Джеймс Уилкин

В протоколах полиции и документах делопроизводства имя Уилкина не упоминалось. Зарплату он получал на счет в банке. Делалось это, прежде всего потому, чтобы не раскрыть Уилкина. Еврейские полицейские, работавшие в тесном сотрудничестве с британцами, имели доступ ко многим документам. Запретить им это было невозможно, поэтому для Уилкина было придумано несколько псевдонимов. Несколько – чтобы сообщаемые им сведения невозможно было сопоставить с одним человеком. Еврейские подпольные организации были убеждены, что в их среде работает целая сеть внедренных британских агентов, арест следовал за арестом. Естественно, это обсуждалось, в том числе и в городских кафе. Понимая, что еврейские полицейские способствуют тому, что информация из архивов британской полиции доходит до подпольщиков, Джеффри Мортон «расширял» агентурную сеть в стане еврейских подпольных организаций, придумывая все новые и новые псевдонимы для своего лучшего сотрудника – Томаса Джемса Уилкина.

В 1939-м британской секретной полицией при непосредственном участии Уилкина был арестован практически весь штаб организации ЭЦЕЛЬ. Правда при этом аресте многие из подпольщиков увидели Уилкина и узнали в нем того милого спутника Шошаны Борохов, с которым не раз вместе сидели за одним столом.

«Пока жив этот англичанин с еврейскими глазами, умрут многие из нас» — сказала тогда Геула Коэн, бывшая диктором радиостанции «Голос подполья». Геула Коэн была арестована во время налета на эту радиостанцию, которая располагалась в складе одной из многочисленных лавок рынка Кармель в Тель-Авиве. Во время ареста погиб один из подпольщиков, охранявших вход в здание. Еще трое тоже были арестованы. Информацию о месте расположения подпольной радиостанции предоставил Томас Уилкин.

geula

Геула Коен и ее сын Цахи Ханегби, оба – члены кнессета

В начале 40-х годов организация «ЭЦЕЛЬ» добровольно прекратила (на время) борьбу с британцами, чтобы поддержать их в войне с нацистами. Таким образом, главной мишенью британской секретной полиции стала организация ЛЕХИ, которую британцы называли «Банда Штерна» (Stern Gang ), по имени одного из ее создателей и руководителей Авраама Штерна (Авраам Бен Яир). Британцы буквально дышали бойцам ЛЕХИ в затылок. И 20-го февраля 1942-го года подпольщики ЛЕХИ решились на серьезную операцию, целью которой было физическое устранение Томаса Уилкина и его командира – Джеффри Мортона. Для этой цели на крыше пустующего дома на улице Яэль 8 (рядом с площадью Дизенгоф) был заложен заряд взрывчатки. Жильцы дома были выселены для проведения капитального ремонта, поэтому подпольщики не боялись, что от взрыва пострадает кто-то из горожан. Дом на улице Яэль был построен таким образом, что вход на лестничную клетку был со двора. А для того, чтобы попасть во двор, нужно было пройти длинный коридор. В этом и была задумка подпольщиков. Заминирована была не только крыша, но и этот коридор. Замысел состоял в том, чтобы взорвать небольшой заряд на крыше и привлечь внимание британской полиции. Чтобы наверняка заинтересовать полицию, бойцы ЛЕХИ разлили на лестничной клетке кровь, а также раскидали инструменты и детали, используемые для производства бомб. Все это было сделано для того, чтобы привлеченные взрывом люди сразу решили, что взорвалась подпольная лаборатория по изготовлению оружия. Далее оставалось лишь наблюдать из укромного места и ожидать, пока к месту происшествия приедет полицейское начальство во главе с Мортоном и Уилкином.

В 9:20 утра заряд был приведен в действие бойцом ЛЕХИ, находившемся на крыше соседнего дома с помощью дистанционного управления. Обычно на подобные происшествия всегда выезжал Джеффри Мортон. Но именно в этот день он проводил важный инструктаж своим офицерам и поэтому приказал отправиться туда старшему инспектору Шиффу – командиру отряда еврейской полиции Тель-Авива. Шиф, во главе небольшой группы прибыл на место довольно быстро. Когда он, в сопровождение офицера Зеева Рехтера и двух британских офицеров – Голдмена и Торнтона, поднялся на крышу, сидевший в засаде на крыше соседнего здания подпольщик привел в действие второй заряд, более мощный, чем первый. В результате взрыва погибли Шифф, Голдмен и Торнтон, Зеев Рехтер был тяжело ранен.

Мортон и Уилкин быстро сообразили, что операция ЛЕХИ была направлена против них. Счастливая случайность или британская педантичность, а может и то и другое вместе, но они остались живы. Ведь подпольщики все рассчитали точно. Все полицейские знали, что в случае если существует хоть какая-то вероятность, что в происшествии замешаны члены подпольных еврейских организаций, первыми туда прибывают Мортон и Уилкин.

Поняв, что ЛЕХИ избрало их своей следующей целью, офицеры CID не на шутку встревожились. И Мортон во всеуслышание пообещал, что лично поймает и застрелит Авраама Штерна.

В это время Штерн прятался в квартире своего друга, члена штаба ЛЕХИ Моше Савурая в квартале Флорентин. Моше привел туда Штерна за несколько дней до знаменитой резни на улице Дизенгоф

( о которой я еще обязательно расскажу), в результате которой сам Моще Савурай был ранен и арестован.

12-го февраля 1942-го года в 9 часов утра к дому на улице Мизрахи (сегодня – улица Штерн) подъехало два автомобиля секретной полиции британцев. Уилкин вместе с еще несколькими офицерами поднялись в квартиру Моше Савурая, где в это время находилась его жена Това, и прятался Авраам Штерн. Обыск длился около получаса и в конце концов Штерн был обнаружен. На него одели наручники и один из полицейских через окно сообщил о «находке» Джеффри Мортону, который в машине ожидал результатов обыска. Поднявшись в квартиру, Мортон приказал всем, кроме Уилкина покинуть ее. Через несколько минут из квартиры раздались выстрелы. Когда в нее ворвались полицейские, Авраам Штерн уже был мертв. В комнате рядом с телом командира ЛЕХИ стояли Мортон и Уилкин, при этом в руке Уилкина был пистолет. Позже, во время расследования, Мортон объяснил, что это он застрелил Авраама Штерна при попытке к бегству. Куда и как мог бежать человек в наручниках из комнаты на третьем этаже, особенно если единственную дверь в эту комнату преграждают два вооруженных офицера полиции? Конечно же, это было хладнокровное убийство. И лично мне кажется, что, в отличии от популярной версии , Штерна застрелил не Мортон, а именно Уилкин.

yair-shtern-portrat-280

Авраам Яир Штерн

После убийства Авраама Штерна Мортон и Уилкин стали особенно осторожны. Они знали, что в ЛЕХИ создана специальная группа, задачей которой является физическое уничтожение этих офицеров британской полиции. Во главе этой группы стоял Ицхак Езерницкий ( Ицхак Шамир – будущий премьер-министр Израиля), один из трех руководителей ЛЕХИ.

1-го мая 1942-го года Гистадрут организовал первомайскую демонстрацию в Тель-Авиве. Ицхак Шамир знал, что Мортон и Уилкин обязательно будут среди наблюдающих за ее проведением. И вместе с Давидом Шомроном и еще несколькими бойцами они напали на британских офицеров, как только появилась возможность сделать это, не угрожая жизни прохожих. В результате нападения Джеффри Мортон был тяжело ранен и позже уехал на лечение в Англию. Томас Уилкин не пострадал – он успел заскочить в бронированный автомобиль – и после отъезда своего командира, получил его должность. Полтора года он успешно избегал покушений, которые регулярно предпринимали бойцы ЛЕХИ.

shamir

Ицхак Езерницкий (Шамир)

1-го января 1944-го года Томас Уилкин был переведен в Иерусалим и назначен начальником еврейского сектора следственного отдела секретной полиции. Подпольщики ЛЕХИ последовали за ним. В Иерусалиме организовать такое покушение было еще сложнее, но, в конце концов, 29-го сентября в самом центре Иерусалима, возле здания полиции Томас Джеймс Уилкин был застрелен.

К зданию полиции подъехал открытый грузовик, на дне кузова которого лежали Давид Шомрон, Яков Банай, Иешуа Коэн и Матетияху Флай. В это время на крыльце здания стояла группа офицеров, среди которых был и Томас Уилкин. Грузовик притормозил на несколько секунд, подпольщики поднялись и открыли прицельный огонь. В результате Томас Уилкин был убит. Кроме него ни один из офицеров не пострадал. Ошеломленные неожиданным нападением офицеры полиции даже не открыли ответный огонь, что позволило бойцам ЛЕХИ быстро убраться с места покушения. Грузовик был найден за несколько кварталов, а подпольщиков так и не нашли.

Так закончилась история британского полицейского с «еврейскими глазами».

… вся грусть еврейского народа.: 38 комментариев

  1. mim70

    Показательна бессмысленность терроризма, когда ради благой идеи уничтожают своих.

  2. boris Автор записи

    Re: организация ЛЕХИ

    Может быть Вы будете удивлены, но я это знаю. Более того, у меня имеются документы, подтверждающие, что ЛЕХИ пыталась связаться с Муссолини и Гитлером — для сотрудничества. Но.. все равно это не уменьшает их заслуг.

  3. boris Автор записи

    Re: Супер ! Потрясающий материал !

    можно. ( Вы изменили свое мнение по отношению к живому журналу?:) )

  4. boris Автор записи

    «Лес рубят — щепки летят!» Это не только русская пословица. Иногда говорят еще, что в борьбе за свободу все средства хороши.

  5. sashalvovskiy

    Интересный рассказ,спасибо Боря.

    Ну вот,ещё одно подтверждение,причём хорошее,что евреям ,как правило мешают создавать что-то ,другие евреи…Как ни странно,но нет тут ни хороших ,ни плохих…

  6. sasha75

    Потрясающий пост, большое спасибо. Теперь понятны причины, по которым Бен-Гурион позднее задвинул Шамира куда подальше.

  7. boris Автор записи

    На самом деле причины были и другие. Сам Шамир мне рассказывал о них, признавая, что «слаб человек’.

  8. boris Автор записи

    Re: «слаб человек’.

    Сразу по окончанию войны Шамир ушел в бизнес. Потом вернулся, поработал в Моссаде и снова ушел в бизнес, на этот раз владея информацией, которая принесла состояние ему и его близким. Сегодня такой поступок практически норма, но в глазах идеалистов того времени это было почти преступление

  9. sasha75

    Re: «слаб человек’.

    Неожиданно. Я думал, что его, как потенциального террориста без тормозов дальше резинотехнического заводика первые 10 лет независимости не пускали

  10. verssavia

    Похоже этот Уилкин умел располагать людей к себе и вызывать на откровения.
    Почему же подпольщики, видя, что в здание вошли другие люди, все-таки совершили теракт? Ведь тогда бы и история могла измениться…

  11. boris Автор записи

    Re: «слаб человек’.

    Ох, как Вы ошибаетесь:) он мне много интересного рассказал о своем прошлом:)

  12. boris Автор записи

    Почему? Этот вопрос уже несколько десятилетий не дает покоя очень многим. Думаю, что мои соображения по данному вопросу — это тема для отдельного поста

  13. verssavia

    С удовольствием прочитаю, хотя это будет все-таки еще одно личное мнение. Разве можно сегодня дать ответ?! Ведь причин тут может быть много. Вот например, если бы они не взорвали, то их могли бы вычислить, определить кто, что и почему, и найти. Плюс к тому они же не простые «мирные жители», они именно борцы подполья, разве имели они право не довести операцию до конца?!

  14. boris Автор записи

    Мое мнение — это мой анализ фактов и событий. Логично, что каждый видит это по своему

  15. zzhemchuzhenka

    Я твой рассказ увидела не как информацию о событии или важном периоде в истории государства, а как о личности врага, талантливого, способного, значительные способности которого сыграли заметную роль в истории…Мне даже показалась некоторая доля симпатии, в той степени, в которой она может быть к историческому персонажу. Это не так?

  16. boris Автор записи

    Я всегда относился с уважением к талантливым людям. Не зависимо от области приложения их талантов;) ты права!;)

  17. nicshe2003

    Вы изменили свое мнение по отношению к живому журналу?:

    Не понял 🙂 Когда я что-то имел против ЖЖ ?

    з.ы. Спасибо !

  18. boris Автор записи

    Re: Вы изменили свое мнение по отношению к живому журнал

    считайте это опечаткой:) Вопрос был адресован не Вам:) Мои извинения

  19. zomerzon

    Простите за глупый вопрос, но я настолько не в теме… А против чего это самое подполье воевало?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *