Архив метки: Акива Вайс

Киномеханик из Рая — продолжение

Как вы думаете – что необходимо для начала строительства кинотеатра? Деньги? Правильно. Земля? Правильно. Но прежде всего необходимы бумаги – разрешения, справки, договоры и т.д. и т.п.  Причем этих т.д. и т,п. зачастую настолько много, что строительство может закончиться, так и не начавшись.
Через несколько дней после того первого разговора Меир Дизенгоф пригласил Моше Абарбанеля к себе домой на ужин. Но это не был «чай вдвоем» — у Дизенгофа были еще гости.  Акива Арье Вайс и Мордехай Вайсер, основатели Тель-Авива, члены городского (на самом деле пока еще поселкового) совета, тоже сидели у самовара. Вайс заговорил первым.
Читать далее

Начало всех начал. Как начинался Тель-Авив. Часть вторая, не последняя.

Продолжение начатого мною рассказа о создании Тель-Авива.

В ближайшую же субботу все члены товарищества со своими семьями устроили пикник. Теперь – на своем собственном участке. Им больше не нужно было обращаться за охраной к русскому консулу, и не нужно было притворяться, что они ищут украденных коров. Это была их земля!

Но кончился праздник и снова вышли на приобретенный участок члены совета. В этот раз их сопровождали и несколько рядовых членов товарищества. Поднялись на одну из возвышенностей – море видно, воздух чист и свеж. Но… холмы, овраги и песок, песок, песок. И как тут строить?

И снова люди с возмущением обращаются к Вайсу. «Как ты мог купить такой участок – десяти шагов ровной земли не насчитать?» И Акива Вайс деликатно объясняет, что, конечно участок, продававшийся банком (АПЕК) намного ровнее, но он и во много раз дороже*. И обещает решить и эту проблему. Народ успокаивается – Вайс уже заслужил репутацию человека, умеющего держать свое слово.

Читать далее

Начало всех начал. Как начинался Тель-Авив. часть 1

Теплым летним утром 3-го августа 1906-го года, на пропахший рыбой дощатый причал яффского порта сошел хорошо одетый мужчина средних лет. Нетвердой походкой, покачиваясь после многодневного плавания, бережно поддерживая под руку молодую женщину, он подошел к офицеру турецкой таможенной службы. За ним неспешно следовала его семья – родители, сестры, восемь человек.

— Ваше имя? – разглядывая документы, спросил таможенник.

— Акива Арье Вайс, – ответил мужчина.

– Ваша профессия?

– Часовщик, — последовал ответ.

— Цель приезда, — офицер был любопытен, или ему просто было скучно.

— Буду строить… — ответил часовщик, загадочно улыбаясь. — Строить часы? – рассмеялся офицер, сделав знак солдату пропустить всю семью. «Еще один наивный еврей, — подумал таможенник, глядя в след Акиве Вайсу, — ну кому тут нужны часы? Тут и работы-то нет на всех, чтобы для нее утром просыпаться!»

Читать далее

Дом Берлина-Посовского, улица МАЗЕ 7-9

Все-таки этот вопрос мне не давал покоя. И я таки «достал» и Шуламит и Бар Ора…
Итак — полный ответ на вопрос — чей дом на улице МАЗЕ 7-9?
Дом этот действительно проектировал Иосиф Берлин вместе с инженером Рихардом Посовским. Акива Вайс… строил этот дом ( точнее — финансировал строительство и управлял процессом). Дом строился одноэтажным — на две квартиры, для Берлина и Посовского.
Дом Берлина-Посовского
Читать далее

Ракушка белая, ракушка черная.

Итак… 1906-й год. Население Яффо превышает 40 000 человек, из которых уже более 6 000 – евреи. Город задыхается от тесноты. И группа людей, организовав товарищество (амуту, сказали бы мы сегодня) «Ахузат Байт», приобрели участок земли (песка) в 120 дунамов (около 11 гектаров – речь идет о турецких дунамах) к северу от Неве-Цедек. Начался сбор денег на строительство. Подготовка проектов и материалов и вот… 11 апреля 1909 года, во второй вечер праздника Пейсах, товарищество «Ахузат Байт» собралось посреди песчаной пустоши где-то в районе сегодняшнего дома 16 на бульваре Ротшильд для распределения первых участков. Как гласит легенда, а у меня нет оснований ей не верить, Акива Арие Вайс, предвидя возможные склоки, набрал на берегу черных и белых ракушек – по 66 каждого цвета. На белых написали имена, на черных – номера участков. И маленький мальчик (по расказам — сын почтальона Фогеля из Одессы)вытаскивал их из двух мешков, чтобы ни у кого не возникло подозрений, что в «Обители справедливости» нарушается справедливость. Лотерея, считавшаяся проявлением высшей справедливости, положила начало городу и сегодня живущему по законам удачи, на «авось». Шесть семей по каким-то причинам отказались от строительства, но 60- начали, положив тем самым начало городу под названием Тель-Авив – Весенний Холм. Город, а тогда еще просто поселение, местечко, получил свое название в 1910 году, когда первые 330 человек – 60 семей, вселились в свои дома.
А дальше?