Архив метки: евреи

Отпусти народ мой!

Было это несколько лет назад. В пасхальный вечер 2015-го года. При всей моей любви к тому, что я делаю, у моей работы есть и минусы. Вот и тогда, в то время, когда моя семья и друзья уже сидели за праздничным столом, разливая вино, я лишь возвращался к парковке, где стояла моя машина после долгой экскурсии.  А еще нужно было доехать из Тель-Авива в Кфар-Саву…

Я шел узкими пустынными улицами Неве Цедека.  В домах светились окна, из которых доносились радостные возгласы людей, но на улице я был совершенно один. В тишине гулко раздавались мои шаги, хотелось бежать, но я устал за день и шел не спеша.  В добавок ко всему я еще нес свою гитару и опять ругал себя за то, что никак не куплю для нее чехол, или, хотя-бы ремень. 

На улицах было совсем темно. Неве Цедек не очень освещается и в обычное время в этом есть своя прелесть. Но сейчас, когда все сидели в ярко освещенных комнатах, а я шел в одиночестве, мне тоже хотелось света.   А белым вокруг были только луна и моя гитара.

И вдруг, на улице Ахва, из-за поворота мне навстречу выходит группа молодых ребят. Человек 6-7, на вид им лет по 20-25.  Американские туристы, которые заблудились, как выяснилось из их вопросов. Я показал им дорогу, мы поздравили друг друга с праздником, и я уже было продолжил свой путь к машине, как одна из девушек окликнула меня. 

— можно твою гитару? – спросила она, — на одну песню?

Ребята были слегка выпившими, у них было хорошее настроение и я не возражал. Все равно я уже безнадежно опоздал и еще пять-десять минут ничего не изменят.

Девушка взяла мою гитару и присела на капот стоящей на обочине машины. Она совсем неплохо спела какой-то приятный блюз, потом еще какую-то незнакомую мне песню, которую подхватили ее друзья.  И уже практически отдавая мне гитару, она что-то вспомнила. И прикрыв глаза, она запела…. «шлах на эта ми…»  שלך נא את עמי

Именно так, на иврите. С сильным американским акцентом, безнадежно коверкая слова, но кто слышал те слова.  Она пела долго. Я и не подозревал, что в ивритском варианте есть столько куплетов. Когда она замолчала, через пару секунд из окна второго этажа прямо над нами раздались аплодисменты. И улыбающийся мужчина, высунувшись из этого окна практически до пояса, позвал нас всех подняться к нему домой. «И для моей машины, на которой вы сидите, так тоже будет лучше!» — сказал он. Ребята начали его благодарить, но он, перейдя на английский, настойчиво звал их к себе. Они согласились, а я, объяснив, что меня ждут дома, продолжил свой путь и уже через полчаса сидел за столом со своими близкими, одну за одной, поглощая штрафные и пропущенные блюда.

«Отпусти народ мой!» — так называется эта песня, в которой описываются события из ветхозаветной книги Исход 8:1: «И сказал Господь Моисею: пойди к фараону и скажи ему: так говорит Господь:отпусти народ Мой, чтобы он совершил Мне служение». Именно этими словами послал Б..г  Моисея добиться исхода израильтян из египетского плена. 

Сегодня трудно сказать, кто именно является автором этого негритянского спиричуэла. Первые упоминания об этой песне относятся к 1862-му году, когда она под названием «Гимн контрабандистов» становится настоящим гимном беглых рабов в лагере северян во время Гражданской войны Севера и Юга. Согласен – трудно уловить связь между контрабандистами и Исходом евреев из Египта. Но «contrabannum” – против запрещения (лат). И в те годы контрабандистами называли беглых рабов и просто жителей Юга, перешедших на сторону Севера.

В 1872-м году негритянский вокальный коллектив FISKJUBILEESINGER опубликовал эту песню под названием «Go Down Moses», правда в том варианте было более 20 куплетов.  То есть песня вполне могла заменить собой целый концерт. Поэтому особой популярностью она не пользовалась именно потому, что была слишком длинной. 

Первым эту песню до современного варианта сократил великий американский бас Поль Робсон. В 1934-м году Поль Робсон исполнял «GoDownMoses» во время своих гастролей в СССР. Кстати, с конца 40-х годов постоянным аккомпаниатором Поля Робсона был Бруно Райкин – двоюродный брат Аркадия Райкина. Но дело, конечно не в этом. Именно исполнение Поля Робсона, с его громоподобным басом, прославили эту песню.

Поль Робсон  — Godown, Moses

Но еще большим популяризатором этой песни стал, конечно, Луи Армсторнг.

В его исполнении «Отпусти народ мой» разошлась по всему миру.

Луи Армстронг исполняет «Отпусти народ мой» там, где это все происходило — в Египте

Сегодня ее исполняют во всем мире. От Александра Буйнова в сопровождении оркестра МВД России до хора тайваньского университета. И, конечно, ее поют и в Израиле, в той самой стране, о которой мечтали те, о ком поется в этой песне,

И тут, наконец, уместно послушать эту песню на языке народа Израиля:

И одно из самых неожиданных исполнений:

А также современная трактовка:

И еще несколько исполнений:

особенно умиляет последнее исполнение…

Но существует еще одно необычное исполнение этой великой песни. К сожалению, мне так и не удалось найти ни одной записи этого исполнения. А исполнители, как мне рассказали, были упрятаны в застенки КГБ на долгие годы. Но!!!  Обо всем по порядку.

4 октября 1948 года, в московской хоральной синагоге отмечалось празднование еврейского Нового года (Рош а-Шона). По такому знаменательному случаю туда прибыли израильские дипломаты во главе с первым послом молодого государства Израиль – Голдой Меир. Совершенно неожиданно этот визит перерос в массовую демонстрацию еврейского народа.  Демонстрация!! 1948-й год, Сталин еще жив и правит твердой рукой. Но евреи СССР не убоялись владыки, как когда-то, тысячи лет назад не убоялись фараона. Израильского посланника встречали как новоявленного мессию, некоторые люди в экстазе даже целовали край одежды Меир. Как потом писал в своих отчетах КГБ, там собралось более десяти тысяч евреев (10 000). Всем им не хватало места в синагоге, и они вышли на улицу. В самом центре, окруженная плотным кольцом советских евреев находилась Голда Меир.  И неожиданно кто-то из присутствующих запел: «Let’sMyPeopleGo” – «Отпусти мой народ». На небольшой площади перед хоральной синагогой воцарилась тишина. Кто-то замолк от страха (были и такие), кто-то – от восторга… Но к одинокому голосу присоединился еще один и еще один, и еще один. И под аккомпанемент милицейских свистков евреи Москвы скинули со своих плеч тысячелетний страх и во весь голос пели, нет, требовали – «Отпусти мой народ!»

Чрезвычайный и полномочный посол государства Израиль госпожа Голда Моисеевна Меир вручает верительные грамоты в МИДе СССР

Многие из них потом попали в тюрьмы. Кто-то умер. К сожалению, не все из присутствовавших на том спонтанном митинге смогли потом опознать себя на израильской купюре в 10 шекелей. И эта купюра, ласково именуемая в народе «голда» по сути своей является нонсенсом – на израильской купюре фотография… Москвы! Точнее, фотография той самой демонстрации 4-го октября 1948-го года у московской хоральной синагоги, демонстрации, вошедшей в историю под названием «Отпусти народ мой!»

в шляпке в центре — Голда Меир


«голда» — купюра в 10 новых израильских шекелей

Апартеид в Израиле? С какой стороны посмотреть!

See to the end and judge yourself

Apartheid in Israel —….what rubbish…..what utter rubbish

Why not let the truth triumph?
Please share this
with anyone

who has bought the calumny that Israel is apartheid.

Читать далее

Кфар-Сава это Калькилия «питуах» (продвинутая)

Очень часто в шутку город Кфар-Сава, в котором я живу уже более 23 лет, называют "Калькилия питуах", что означает — Калькилия продвинутая, передовая. Калькилия — это название соседнего арабского города, который находится уже в Палестинской автономии. Калькилия — довольно большой город, сейчас там проживает около 50 тысяч человек, хотя до образования Палестинской автономии население города было намного больше — около 80 тысяч.  В Калькилии есть колледжи, промышленные предприятия и даже был зоопарк, единственный на арабской территории.
Близость к Кфар-Саве давала жителям Калькилии возможность работать ( и воровать). А жители Кфар-Савы имели под боком недорогой рынок овощей и фруктов, а также недорогие авторемонтные мастерские (которые торговали дешевыми запчастями от украденных в Кфар-Саве автомашин). Короче — всем было удобно и выгодно.  Еще в начале 90-х я свободно заезжал в Калькилию за покупками.  Но, все когда-то кончается.. Особенно быстро кончается все хорошее 🙂
Две фотографии, следующие за текстом, сделаны прямо с тротуара улицы Леви Эшколь в Кфар-Саве. Сделаны с помощью телефона.  После дождя воздух чист, прекрасная видимость, вот я и решил показать вам, насколько близко были эти два города. И насколько они далеки друг от друга сегодня. Читать далее

Новый Год продолжается

из серии «Кама зман ата ба арец?»*

За достоверность истории не ручаюсь, ибо рассказана она мне не непосредственным участником, а его близким другом.
Итак… Молодая женщина (еврейка) собирается уезжать из России в Израиль. Навсегда!!!  Она прощается с друзьями, с остающимися ТАМ родственниками и, конечно, с бывшим мужем (не евреем, это важно), с которым она осталась в хороших отношениях.
"Экс" живет в другом городе, но ради такого случая приезжает в гости. Они долго гуляют, много разговаривают и, что вполне логично, идут ночевать к ней домой. Квартира позволяет. Она легла спать в своей спальне, а бывшему постелила в гостевой комнате…
Посредине ночи "экс" тихонечко пробирается в спальню. Наша героиня указывает ему на диван в гостиной комнате, но он начинает говорить, ему одному холодно (на дворе июль), страшно (бывший боевой офицер) и тд. Но героиня неумолима! Бывший — значит бывший. И тогда "экс" пускает в ход самый тяжеловесный довод:
— вот ты завтра уедешь в Израиль, страну евреев…   А я — последний русский в твоей жизни!

* Кама зман ата ба арец? — иврит. "Как давно ты в стране?" Это обычный вопрос, задаваемый новому репатрианту в первые годы пребывания в Израиле. Нечто вроде проверки стажа:)

Главное — быть человеком!

Есть в Тель-Авиве улица Ла Гардия (правильнее произносить Гуардия).  Она названа в честь знаменитого мэра Нью-Йорка Фиорелло Энрике Ла Гуардия, который управлял этим городом в самые тяжелые годы с 1933-го по 1945-й год.
Родившийся в Бронксе в семье итальянца-католика и еврейки из Югославии Фиорелло (в переводе с итальянского — цветочек) получил традиционное католическое воспитание, но при этом родители научили его уважать и ценить людей независимо от их вероисповедания.  Ла Гуардия кроме английского языка, прекрасно владел итальянским и… идишем. (Хотя его мать — Ирен Коэн была сефардской еврейской). Просто жить в Бронксе начала 20-го века зная идиш и итальянский было намного проще:) Да и среди его друзей было немало евреев.
В 1944-м году одной из католических церквей Бронкса понадобился срочный капитальный ремонт.  Шла война, денег в городской казне было мало, и город объявил сбор пожертвований на ремонт церкви. Когда сбор денег был окончен, мэр Ла Гуардия в день начала ремонта назначил торжественное мероприятие с целью поблагодарить щедрых людей. Он попросил своих помощников подготовить список наиболее щедрых дарителей, причем уточнил — фамилии в списке расположить в порядке пожертвованных сумм. То есть тот, кто дал больше всех, в списке должен был быть первым, за исключением анонимных дарителей.
В суматохе торжества у него не было времени ознакомиться со списком, тем более, что многие приносили чеки ему лично и знал, какие фамилии встретит в этом списке.
Выйдя на крыльцо церкви, он поблагодарил всех за щедрость, объяснил сложность момента — война и тд — продолжил речь словами:
— Очень важно быть настоящим католиком, — на этих словах он сделал паузу, открывая список меценатов. Пауза несколько затянулась и те, кто стоял к нему близко, увидели удивленное-изумленное лицо мэра…
— Но еще важнее быть человеком! — продолжил Ла Гуардия, — и неожиданно добавил на идише —
-Ди ойфт зах цу зан а менч! (Главное — быть человеком!)
После этих неожиданных слов, он продолжил свою речь.
И лишь позже объяснил самым близким своим друзьям — в списке меценатов, давших деньги на ремонт католической церкви, на первом месте была фамилия ашкеназского раввина Бронкса.
fiorello-la-guardia
Фиорелло Ла Гуардия выступает на заседании еврейского профсоюзного комитета

День Независимости Израиля!

В этот день принято рассказывать о тех, кто приложил силы, чтобы этот день приблизить, чтобы этот день состоялся!
Я хочу лишь процитировать Шимона Переса, политика и человека, к которому я отношусь с большим уважением.
В 1963-м году во время визита в Израиль министр обороны Германии Франц Йозеф Штраус спросил Шимона Переса:
— почему в вашей армии неи парадной формы?*
— у нашей армии нет времени на парады, — ответил Перес, — наши солдаты и маршировать толком не умеют, зато они умеют воевать!
В ходе дальнейшего ознакомления с Армией Обороны Израиля Штраус в шутку спросил:
— у вас нет главнокомандующего? Кто же командует вашей армией?
— нашей армией командуют родители наших солдат, — ответил ему Перес.
Пожалуй, это самое точное определение израильской армии.
С праздником!!!

* — В ЦАХАЛ (Армии Обороны Израиля) до сих не существует парадная форма и солдаты до сих пор не умеют маршировать.
(из автобиографичной книги Шимона Переса  "Праща Давида")
shimon-peres-idf-640x423

записки на салфетках…

 …он сидел на скамейке под тенистым деревом на улице Иегуда Халеви.
Может я бы и не обратил на него внимание, если бы не пластинка. Да, да – виниловая пластинка, символ ностальгических 70-х. На изрядно потрепанном конверте большими буквами было написано: «Хава Альберштейн поет на идиш». На иврите, кстати, было написано.
            А у меня был насморк. Обычный сезонный насморк, знаете, который часто случается при переключении кондиционеров с зимнего режима на летний.
Из носа текло так…  хотя не об этом разговор. Но текло сильно. И никаких салфеток не хватало. Поэтому я заходил в любое кафе по дороге и нагло брал там пачку салфеток. С такой пачкой я мог дойти до… следующего кафе. Именно так случилось и тогда. Я шел по улице, утирая одной рукой нос, а во второй была пачка салфеток.
— Молодой человек, Вы бы не могли дать мне одну салфетку? – обратился он ко мне, как раз, когда я на ходу закончил читать надпись на пластинке.
— Пожалуйста, — я протянул ему несколько салфеток.
Он взял только одну, развернул ее, словно желая убедиться, что я не успел ею воспользоваться, затем сложил ее еще дважды и начал тщательно вытирать свои черные туфли.
А туфли его блестели как свежесколотый антрацит.

  • любишь Хаву или песни на идиш? – спросил я его.
  • Я не знаю идиш, — грустно ответил он.

И тут я удивился. Передо мной на скамеечке сидел очень пожилой человек, лет 70, а может и 80…  Совершенно белые волосы, светлая кожа, тщательно выбрит. Я видел, что он явно ашкенази. Ашкеназский еврей таких лет и не знает идиш? Это уже само по себе было удивительным.

  • а ты знаешь? – спросил меня старик.
  • Знаю, — ответил я – не очень хорошо, скорее даже плохо, но знаю.

Я почувствовал, что старик не прочь поговорить, а я никуда не торопился. И насморк неожиданно прошел, как по волшебству. И я присел рядом. Спросив разрешения, я закурил трубку.

  • я уже давно не курю, — сказал старик, втянув немного дыма. Я молча выжидал…  Я знал, чего жду!

… я родился в Тель-Авиве в 1929-м. Родители мои из Салоник, — он начал рассказывать, словно говорил сам с собой, не глядя на меня.
В Салониках на идише говорили только банкиры. И ювелиры. А здесь, в Тель-Авиве, мы жили в квартале Макаби (сегодня это квартал Флорентин).  Там говорили на греческом, на болгарском, на турецком, на фарси…  Только на идише не говорили. Тогда – не говорили. Вот я и не знаю идиш. А сейчас все бы отдал, чтобы выучить несколько фраз, да уже голова не та.. не запоминает.
Пластинка? Понимаешь, я уже стар. Жена умерла. Сын погиб. Есть у меня дочь, но она живет в Австралии.  Лететь туда очень далеко… Ты знаешь – где эта Австралия?  Так вот. Я стар и я один. Но у меня есть подруга.  Не смейся – это же не зависит от возраста.
Она из Польши. Из этих…  ну, ты знаешь… у нее номер на руке. И она тоже одна. Сегодня у нее день рождения. Я купил ей эту пластинку, потому что она очень любит песни на идиш. Целый день может слушать. Сейчас мало кто слушает такие пластинки – сегодня другая музыка.
Мне тоже нравится. Я в магазине слушал, но слов не понимаю. И мальчики в магазине не понимают. А я хочу ей приятный подарок сделать…

Я перевел ему, о чем были эти песни. О еврейской маме, о еврейском местечке. О том, чего уже нет. И еще о памяти.  Потому что скоро совсем не останется таких трогательных стариков. Хорошо бы нам сохранить память!

Как нам отблагодарить Великобританию?

У государства Израиль и Великобритании весьма сложные отношения. С одной стороны англичане изгнали турков, защищали Палестину в годы Первой Мировой Войны (не без пользы для себя), с другой стороны — вспомните "Белую книгу" и то, как препятствовали те же англичане репатриации евреев.
Так что было и плохое и хорошее. Да и сейчас отношения между странами далеки от идеала.
Но в скором времени у еврейского народа появится возможность отомстить! И отблагодарить! Одновременно!
Жена принца Уильяма Кэйт Миддлтон — дочь еврее Роналда Голдсмита и Дороти Хэррисон. Мать Дороти Хэррисон, бабушка будущей королевы Великобритани Элизабет Темпл в свою очередь дочь Элизабет Майерс — пердставительницы одной из самых известных еврейских семей Европы.
Так что будущий король Великобритании будет евреем, согласно всем еврейским традициям. Вот он и отомстит.
Кстати, как утверждала королева Виктория (королева Англии между 1837 и 1901-м годом), британская королевская ведет свое начало от…  царя Давида. Согласно указу королевы все ее четверо сыновей, включая будущего короля Эдуарда 7-го, были обрезаны.

Мир в Палестине!?

"… здесь будет мир! Или мы все погибнем, или заключим мирный договор с 22-мя огромными арабскими странами, но мир здесь будет! Иначе все это не имело смысла."
Айк Аронович, капитан корабля "Исход из Европы -1947" (корабль более известен под названием "Эксодус", которое ему дала американская пресса)
אהרונוביץ 

Айк (Ицик) Аронович, которому в 1947-м году было всего 23!!!! года.