Архив метки: история Тель-Авива

Заповедник Тель-Авива или «Где эта улица, где этот дом?»

В пятницу, 9-го июня в нашей программе небольшие изменения.  Экскурсию «Где эта улица, где этот дом?» проводит Борис Брестовицкий

Есть в Тель-Авиве очень особые уголки, нетронутые временем. Стоят там дома с деревянными ставнями, балкончики, украшенные лепниной, таблички с названиями, прорисованными вручную. Там растут столетние деревья, на ступеньках крыльца греют бока на солнце  старые мудрые тель-авивские коты.
Если вы хотите увидеть все это, и услышать необыкновенные тель-авивские истории, то я с радостью приглашаю вас на экскурсию.
В этот раз мы отправимся в тель-авивский «заповедник» времени — на улицу Бялик. Как нигде в городе, на этой улице сохранился дух Тель-Авива 20-х годов прошлого века. Здесь жил великий поэт, великий художник, здесь работал самый первый мэр Тель-Авива

Экскурсия рассчитана на 2,5-3 часа и состоится в пятницу, 9-го июня, начало в 10 часов (утра). Место встречи — на углу улиц Алленби и Бялик. Как всегда — записываемся тут или по телефону 054-7773100. Стоимость экскурсии — 60 шек. дети бесплатно

ПС: Ближайшая автостоянка — на площади 2-го ноября, перекресток улиц Алленби, Бен-Иегуда и Пинскер.

ПС2: Не забудьте, что в этот день в Тель-Авиве будет проходить «Парад гордости». Но нам он не помешает.

Прощай, «Зина Дизенгоф»

 

В 1962-м году, за год до своей смерти, знаменитый тель-авивский фотограф Авраам Соскин дал свое последнее интервью. С горечью в голосе «певец Тель-Авива» сказал: “ Исследователи истории Израиля часто жалуются, что сегодняшние евреи потеряли чувство истории. Прошлое больше не ценится и не уважается. Какой еще город мира допустит, чтобы было уничтожено самое первое здание города? А сейчас они разрушили гимназию «Герцелия» и дом писателя Ахад Ха-Ама(Ушера Гинцберга – ББ), они только разрушают и разрушают…»
Гимназия «Герцелия» была снесена в 1959-м году и на ее месте был построен небоскреб «Башня Шалома Майера». Без мало 60 лет прошло с тех пор и за это время Тел-Авив потерял много важных исторических зданий. И вот, в продолжение этой разрушительной страсти, в декабре 2016-го года начались работы по демонтажу одной из самых необычных площадей города – площади Зины Дизенгоф.
Да-да – вы не ошиблись. Знаменитая площадь названа не в честь первого мэра Тель-Авива – Меира Дизенгофа, а в честь «первой леди Тель-Авива», как ее называли, его жены – Зины.  О Зине Дизенгоф я уже рассказывал, а сейчас немного истории.
Март 1931-го года. Тель-Авив только завершил празднества по случаю 70-летнего юбилея любимого мэра — Меира Дизенгофа. Весь город старался выразить свою признательность. И на ближайшем заседании городского совета, состоявшемся 26-го марта, кто-то предложил назвать одну из улиц города именем мэра. История не сохранила имя того, кто предложил это, но и споров по этому вопросу тоже не возникло.
Нельзя сказать, что это предложение стало неожиданностью для членов городского совета — в стране уже были подобные прецеденты. В Натании одна из улиц была названа в честь действующего мэра Бен Ами (Данкнера), что же касается традиции называть улицы в честь живущих людей — в самом Тель-Авиве уже существовали улицы Бялика, Ахад Ха-ама, Буграшова, Алленби, которые проживали на “улицах имени себя”.
Но вы же знаете, как неспешно у нас делаются дела. Тем более — дело такого рода, когда единственный человек, который мог “нажать” на городской совет, как раз не мог этого делать из соображений этического характера. И лишь в феврале 1934-го года, в канун дня рождения Меира Дизенгофа, Исраэль Роках (первый заместитель мэра) позволил себе напомнить о практически принятом решении.  Не желая снова растягивать решение этого вопроса, Роках выступил с конкретными предложениями. Он предложил назвать его именем улицу, соединившую павильоны Восточной Выставки с большой площадью чуть севернее центральной части города. Эта улица, которой сам Меир Дизенгоф придумал название “187-я улица” среди жителей Тель-Авива уже давно называлась “улица Дизенгофа”. (в данном случае жители города имели ввиду не “улица имени Дизенгофа”, а буквально — улица, принадлежащая Дизенгофу, так как строительство этой части города целиком и полностью заслуга первого мэра). “Жители ТельАвива сами уже приняли решение и нам лишь остается утвердить его в виде табличек на городских улицах”! — высказался Роках перед членами городского совета.
В марте 1934-го года, три года спустя, городской совет утвердил уже практически формальное решение. Тут же была установлена и официальная дата торжественного открытия улицы — 3-го мая 1934-го года в час дня. Дата эта тоже была выбрана не случайно — она выпадала на третий день празднования 25-летнего юбилея Тель-Авива (Тель-Авив был создан 11 апреля 1909-го года, но празднование всегда проводится по еврейскому календарю).
Открытие улицы, носящей имя первого мэра, было превращено в большой праздник. Играл духовой оркестр “Макаби”, собрались все члены городского совета и все работники муниципалитета. Саму улицу “закрыли” белыми и голубыми лентами (национальные цвета) и украсили цветами.
Шошана Персиц поздравила Дизенгофа от лица всех членов городского совета и пожелала ему встретиться на таком же торжестве, посвященном полувековому юбилею города. После этих слов, Дизенгоф собственноручно разрезал ленты и все приглашенные гости прошли в середину большой площадки, в центре которой возвышался одинокий столб с табличкой “Площадь имени Зины Дизенгоф”. И это был еще один сюрприз для мэра. Решение о присвоении этой площади (на самом деле площади еще не было — был огромный пустырь) было принято в неформальной обстановке вечером за день до открытия, и самому Дизенгофу решили не говорить. В самом деле — более подходящего случая увековечить имя “первой леди” Тель-Авива, верной спутницы и соратницы мэра уже не будет.
Выждав несколько минут, чтобы расчувствовавшийся Меир Дизенгоф смог немного успокоится, Шошана Персиц продолжила свою речь, рассказав и об огромном вкладе Зины Дизенгоф в развитие культурной жизни юного города, об ее активном участии в женских организациях и движениях.
Через несколько минут с ответной речью выступил и Меир Дизенгоф.
Госпожа ПерсицдрузьяВсю свою жизнь я сторонился помпезностиЯ и сейчас был против тогочтобы в мою честь называли улицуЯ всегда говорилчто еще рано для подобных почестей в мой адресТолько после длительных уговоров членов городского совета я согласился на этоКроме этогоя был необычайно тронут тем фактомчто вы (члены городского совета — ББрешили увековечить память о моей покойной жене и соратницеМне хочется вновь повторить те словачто я обратил к своей супруге в час прощания с ней: Я вспоминаю о дружестве юности твоейо любви твоейкогда ты была невестоюкогда последовала за Мною в пустынюв землю незасеянную.” (книга Иеремии 2:2; Б.Б.)
Я благодарен членам городского совета за их огромную помощь в таком важном делекак строительство этого городаТолько благодаря этому мы достигли тогочто видим сейчас перед своими глазамиЯ благодарен жителям городаих детяммолодому поколению за вклад в развитие нашего городаПродолжайте строить в том же духепродолжайте поднимать наш первый еврейский город.”
Церемония завершилась минутой молчания в память о Зине Дизенгоф.
После этого Меир Дизенгоф сел верхом на свою белую кобылицу Меиру (Стремительная) и во главе колонны открыл движение по улице.
По улице Дизенгоф, которая тогда начиналась с площади Дизенгоф. Вот так Меир и Зина встретились вновь.
А что же площадь, спросите вы? Сразу же после открытия улицы, городской совет объявил об открытии конкурса на лучший проект будущей площади. Количество желающих принять участие в этом конкурсе оказалось не велико и по его результатам высшую награду было решено не присуждать. Но первое место и денежную премию в размере 70 лир получила самая молодая участница конкурса и единственная женщина-архитектор Тель-Авива – Женя Авербух. Дочь первого аптекаря в городе, ей было всего два года, когда ее семья выиграла участок на пересечении улиц Герцль и Ротшильд, став, таким образом, одной из 66 семей — основателей Тель-Авива.
Женя Авербух окончила брюссельскую академию архитектуры и площадь имени Зины Дизенгоф стала одним из ее первых проектов. План площади разрабатывался ею с учетом генерального плана города, который составил шотландский ученый Патрик Гедесс. В результате ее работы в центре города возникла большая площадь диаметром 66 метров, в центре которой был огромный фонтан. Женя Авербух разработала и фасадную линию зданий, окружавших площадь, но в проектировании этих зданий молодому архитектору помогали такие известные и заслуженные архитекторы, как Иегуда Магидович и его сын Рафаэль, Арье Шарон, Пинхас Бежунский, Арье Лилинфельд и другие.
В 1938-м году площадь Зины Дизенгоф была готова. Самый большой фонтан Тель-Авива окружали аллеи и клумбы, многочисленные садовые скамейки в тени быстрорастущих деревьев, многочисленные кинотеатры и рестораны – все это в короткий срок превратило новую площадь в самое любимое место времяпрепровождения жителей и гостей города.  На площади Зины Дизенгоф проходили празднования Дня Независимости Израиля, пуримские фестивали, книжные выставки и другие мероприятия.

Женя Авербух

Но город рос…  А вместе с ним росло и количество автомобилей, передвигающихся по городу.  И теперь, чтобы попасть на площадь, окруженную кольцом дороги, пешеходам приходилось подолгу стоять на переходах. В 60-е годы мэр Тель-Авива Шломо Лаат принял решение об изменении площади. По его заданию новый проект должен был «развязать» транспортный узел и решить проблему постоянных пробок вокруг самой любимой площади города. Новый проект был разработан архитектором Цви Лишером. И в новом проекте уже «двухэтажную» площадь венчал стеклянный фонтан работы скульптора Алена Давида. Площадь, быстро получившая в городе прозвище «кипа», из-за своей схожести с традиционным еврейским головным убором, была открыта 25-го июля 1978-го года.

Фонтан Алена Давида

Однако что-то в новом облике площади Зины Дизенгоф не отвечало требованиям современного города. И восемь лет спустя, в 1986-м году, фонтан Алена Давида был заменен на кинетическую скульптуру «Вода и огонь» скульптора Якова Агами. Это было совершенное новое слово в израильской скульптуре. Части скульптуры приводились в движение изменяющимися под музыку потоками воды. Сам фонтан подсвечивался цветными прожекторами, и из его сердцевины в ритме музыки из газовых горелок вырывались языки пламени.   Музыкальное шоу устраивалось несколько раз в день и собирало тысячи зрителей. Особенно красиво это выглядело в вечернее время.

Последние дни. Фото Бориса Беленкина

Горожане, получив такой необыкновенный подарок, готовы были простить городским властям разрушение любимой площади. Но очень быстро выяснилось, что за время проектирования и строительства новой, «двухэтажной» площади, количество автомобилей в стране и в Тель-Авиве возросло настолько, что никакого улучшения транспортной обстановки горожане не почувствовали.   А ностальгия по старой, привычной площади никак не проходила.
И в середине 90-х годов в Тель-Авиве все чаще и чаще стали раздаваться призывы демонтировать «кипу», то есть вернуть площадь к ее первоначальному виду, к тому, что создала Женя Авербух.  Говорили о том, насколько это было символично, что площадь имени «первой леди Тель-Авива», создала первая женщина-архитектор Тель-Авива. Говорили о том, что новая площадь устарела, как морально, так и физически. Разговоров было настолько много, что даже мэр города Рони Мило поспешил объявить о планируемом сносе существующей площади.
Может быть кто-то и был этому рад. Но за время существования «кипы» и цветомузыкального фонтана Якова Агами, в Тель-Авиве выросло целое поколение горожан, которые никогда не видели площадь Жени Авербух. И им нравилась та площадь, к которой они привыкли с детства. Молодые люди категорически возражали против сноса площади и свои протесты они выражали как могли. В городе появились гневные граффити, призывающие оставить площадь в покое, появлялись надписи на остановках и телефонных будках – да-да, тогда еще в Тель-Авиве были телефонные будки. Неизвестно, или это молодежные протесты вынудили городские власти задуматься, или это многочисленные письма и обращения старожилов, но проект сноса был «заморожен».
И лишь к столетию Тель-Авива, в 2009-м году, нынешний городской глава Рон Хульдаи объявил о подготовке референдума, посвященного судьбе площади Зины Дизенгоф. Бюджет для проведения исследовательских и проектировочных работ был выделен еще в 2007-м году. В этот раз городской совет отнесся весьма серьезно к тому, что желали видеть горожане.  В результате на рассмотрение жителей было вынесено четыре разных проекта изменения площади:
1)    Капитальный ремонт существующей площади
2)    Снос верхней части площади с последующим размещением фонтана на уровне земли
3)    Снос верхней части площади без перемещения фонтана (в этом варианте город обязался найти фонтану другое место)
4)    Капитальный ремонт верхней части площади и перенос фонтана в другое место

В результате победил второй вариант. 1-го февраля 2016 года городские власти приняли окончательное решение, что площадь будет «возвращена» к первоначальному виду, и фонтан Якова Агами вернется на нее после окончания строительных работ.


Фотографии Бориса Беленкина

18-го декабря 2016-го года начались работы по демонтажу фонтана и площади.  После демонтажа временно фонтан будет установлен на автостоянке «Ридинг» в северной части Тель-Авива. Строители обещают закончить демонтаж самой площади за месяц, то есть к 18-му января 2017-го года. Стоимость этого проекта – 60 миллионов шекелей и городские власти обещают закончить все работы в течении одного года.
А пока… пока все ждут.  Возражать уже бесполезно, высказываться пока рано. Но один год – это не так много.  Остается подождать…   Хотя скульптор Яков Агами ждать не намерен и уже выразил протест против сноса его фонтана. Как утверждает скульптор, в договоре, заключенном при создании его работы, городские власти обещали, что площадь никогда не будет перестроена.  Чем закончится спор мастера и городских бюрократов?

И тут нам остается только ждать и верить.
Верить в то, что наш Тель-Авив станет лучше и красивее, верить в то, городские власти все-таки научаться беречь и сохранять историю «первого еврейского города» современной эпохи.

Новая экскурсия — «Иллюзии Тель-Авива»

В субботу, 15—го августа в 10 часов утра стостоится новая экскурсия из серии «Два гида-два взгляда»  — «Иллюзии Тель-Авива»

Казалось бы. что Тель-Авив уже давно изучен и исхожен вдоль и поперек. И мы точно знаем, какой дом был построен первым,  какая улица была первой, в какую школу ходили дети, и в каком кафе сидели родители. Мы знаем, на каком языке говорили первые жители Тель-Авива и какие песни они пели. И мы, конечно, знаем, кто были эти первые жители, и сколько их было.

Но очень часто то, что мы знаем, в чем уверены — это всего лишь иллюзия. Вот именно о таких, тельавивских иллюзиях и пойдет речь на этой экскурсии.

Экскурсию проводят Борис Брестовицкий и Зеев Волков.

Место встречи — перекресток улиц Герцль и Ахад Ха-Ам, продолжительность экскурсии 3 — 3.5 часа. Стоимость 80 шек.

Записаться на экскурсию можно по телефону 054-7773100 или тут, в комментариях.

Первым всегда труднее

felmanВсе мы (ну, как минимум, все жители Тель-Авива) знаем, что первым еврейским поселением был Неве Цедек, построенный как пригород Яффо в 1887-м году. Но!!!!

В 1883 году приехал в Палестину с визитом ребе Дов-Давид Фельман из небольшого украинского городка Межерич. Ребе посетил святые места, навестил знакомых и в конце своего визита решил приобрести участок земли, на всякий случай. Время поджимало, и после недолгих поисков он купил участок земли в 40 дунам на месте заброшенной арабской деревни Сумиель и вернулся домой. ( Остатки домов этой деревни и сегодня можно увидеть на улице Ибн Гвироль — по четной стороне недалеко от здания «Шекем» сохранились фундаменты арабский строений, на которых позже были построены новые дома. Часть купленного участка – там, где сейчас находится площадь имени Ицхака Рабина, была диким апельсиновым садом, «пардес» на иврите.)
В том же 1883 году прокатилась по Украине очередная волна погромов, и это ускорило решение ребе Фельмана вернуться на землю Израиля. В начале 1884 года со всем своим многочисленным семейством Дов-Давид приезжает в Яффо. Семья была действительно большой, кроме жены – Сары-Иты, пароход из Одессы привез пожилую мать ребе, четырех сыновей и трех дочерей. В скором времени семейство Фельман поселилось на собственной земле. Сначала во времянке, пока Дов-Давид вместе со старшими сыновьями строил дом, потом уже в собственном доме. Заброшенный сад был возрожден, была построена молочная ферма, курятники и теплицы. Постепенно хозяйство, получившее название «Нахалат Фельман», разрасталось благодаря труду и упорству всей семьи. Но летом того же 1884 года скоропостижно скончался глава семейства – ребе Дов-Давид, а спустя несколько недель умерла от болезни и самая младшая из дочерей, которой не исполнилось еще и двух лет.

LOGOгерб семьи Фельман
Тяжелые удары, один за другим, потрясли мужественную семью, но не сломили ее. И теперь вдова ребе – Сара-Ита, с помощью старших детей занялась управлением растущего хозяйства. Отвага и целеустремленность этой немолодой уже женщины вызывали неподдельное уважение всех окружающих. И уважение это было настолько искренним, что даже кочевники-бедуины, нередко грабившие все хозяйства в округе без разбора, не трогали поместье этой смелой женщины. Сара-Ита умерла в 1935 году в возрасте 83-х лет. Еврейские поселенцы назвали ее «халуцат а пардесанут» — пионер садоводства в эрец-Исраель. Именно так, в честь Сары-Иты Фельман называется улица в Петах-Тикве. А в Тель-Авиве, в память о том первом саде, взращенном еврейскими руками, названа улица «Ха-Пардес» возле здания муниципалитета, в том самом месте, где более 100 лет было первое еврейское сельскохозяйственное поселение.
В конце 30-х годов Тель-Авив бурно разрастался и после смерти Сары-Иты сад был вырублен, а на его место переехал зоопарк дяди Маргулиса, где и просуществовал до его объединения с рамат-ганским «Сафари».

Pelman22семейное захоронение Фелманов на старом тель-авивском кладбище

Сара-Ита умерла, как я уже сказал выше,  в 1935-м году.  Но за год до ее смерти — в 1934-м, первый мэр Тель-Авива Меир Дизенгоф лично распорядился организовать городской праздник в честь 50-летия создания первого еврейского «пардеса» и поселения. И главным героем этого праздника конечно же была Сара-Ита.

felman11

на фото — семья Фельман в день празднования 50-летия создания их сада

felman

улица Ха-Пардес

Экскурсия «Пятьдесят оттенков Тель-Авива?»

В пятницу, 9-го мая в 17 часов, состоится экскурсия из нашей серии «Два гида — два взгляда!» .  Эта экскурсия называется «Пятьдесят оттенков Тель-Авива?» Именно так, с вопросительным знаком. Это будет экскурсия-размышление о том, что формирует внешний вид Тель-Авива сегодня, и что формировало этот вид на протяжении столетия.

Мы постараемся с любовью разобрать этот город на его составные части. И, конечно, мы попытаемся понять, что  является составными частями Тель-Авива: дома и их архитектурные стили, площади и улицы, парки и бульвары, его закаулки и его центр?  Эта экскурсия рассчитана на тех, кому интересно узнать, из чего создается город.

Когда мы (Борис Брестовицкий и Зеев Волк) создавали эту экскурсию, мы видели ее как диалог-диспут: эклектика или  баухауз. Но в процессе работы мы убедились в том, что намного больше, чем спор о двух архитектурных стилях. И именно об этом мы и хотим с вами поговорить.

Место встречи — кикар (площадь) Мошавот — пересечение улиц Алленби, Алия, Менахем Бегин и Хашмаль.

Продолжительность экскурсии:  2,5 — 3 часа, стоимость участия 70 шекелей. Запись — как всегда тут или по телефонам 054-7773100 (Борис) или 054-7985177 (Зеев)

Hamoshavot_Circle1949

Райский дом в Тель-Авиве.

В начале 2000-х годов в Москве знакомятся два молодых врача – приехавший из Грозного психиатр Сергей Соловьев и приехавший из Самары реаниматор Михаил Устинов. Через некоторое время оба принимают решение репатриироваться в Израиль, и в 2007-м вместе приезжают в Тель-Авив. Собственно, это и есть начало новой жизни. Новой – на новом месте, с новыми людьми и, даже, с новыми занятиями.  Но, обо всем по порядку!

Приехав в Тель-Авив, друзья сталкиваются с первой репатриантской проблемой – где жить?  В свое время все мы сталкивались с этой самой проблемой, и все ее решили.  Так же случилось и с Сергеем и Михаилом.

По совету общей знакомой они снимают небольшую квартиру в квартале Керем Тайманим. После Москвы старый тель-авивский квартал может оказаться своего рода шоковой терапией. Но иногда окунуться в холодную воду сразу легче, чем входить в нее постепенно, неспеша. Двухкомнатная квартира в старом, довольно шатком доме, с небольшим двориком, это, конечно, не девятиэтажка в Чертаново, но… Прожив там некоторое время, ребята смогли не только оценить, но и полюбить Керем Тайманим.

Именно поэтому 1-го сентября 2009-го года они сами приступили к ремонту своей квартиры. Ремонт – дело не быстрое, я бы сказал, совсем наоборот – неспешное. В процессе этого «не быстрого дела», сосед сверху «переселился» в тюрьму, и владелец дома, впечатленный успехами «русских докторов», предложил им снять освободившуюся квартиру тоже. А заодно и отремонтировать ее тоже. А через некоторое время и сосед снизу съехал. Владелец дома был готов сдать ребятам и эту квартиру. И тут у них появилась идея.

А когда съехал еще один сосед, проживавший в трехкомнатной квартире, идея сформировалась в окончательное решение и в Тель-Авиве появилась небольшая гостиница-бутик на 10 номеров.

Через полгода сайт Tripadviser включает гостиницу Эден Хауз в список 25-ти лучших гостиниц Ближнего Востока, на почетном 8-м месте среди израильских гостиниц.

При этом в английское название гостиницы вкралась ошибка – название «Эден» ей было дано по названию улицы – Кеилат Аден, то есть община города Аден в Йемене, но переименовывать уже не стали. Просто Сергей и Михаил постарались сделать свою гостиницу настоящим раем для туристов.

Воодушевленные успехом ребята приобретают еще один дом на улице Ишкон и через два года ремонтов и полгода отделки открылась еще одна гостиница-бутик на 12 номеров. «Эден Хауз Премьер».

Над внутренним интерьером гостиницы ребята работали сами, хотя им помогал известный израильский дизайнер Руби Исраэли, который как раз и специализируется на дизайне небольших гостиниц. Мебель, сантехнику, электроприборы Миша и Сергей покупали сами в Италии и Англии, хотя кое-что делали на заказ в Израиле.

Сегодня в гостинице работают 17 сотрудников, часть из них обслуживают обе гостиницы.  Каждый из них точно на своем месте. Сергей и Михаил не делятся «секретом» подбора персонала, но все эти юноши и девушки необычайно доброжелательны, учтивы и спокойны. Здесь отсутствует свойственная большинству израильских гостиниц суетливость, за которой часто прячется элементарное неумение работать.

Но отдельного рассказа заслуживает повар гостиницы – Омри. Выбирая из многих кандидатов, приславших свои резюме, ребята сразу обратили внимание именно на него. Когда он вошел в здание, в его глазах стояли слезы. Естественно, кандидата в повара спросили – почему слезы? И в ответ на свой вопрос, ребята услышали замечательную историю. Оказывается, именно в этом доме прошло детство Омри. Здесь, на втором этаже жил его дедушка Ашер Бен Цион, которого знал весь квартал.

В 70-е годы, когда в Тель-Авиве еще не было круглосуточных магазинов и киосков, Ашер Бен-Цион был «палочкой-выручалочкой» для всех загулявших (и недогулявших) жителей Керем Тайманим, да и для многих других, живущих рядом.  Все знали, что даже в глубокой ночи у него можно купить пачку сигарет или бутылку бренди.

«Ночной магазин» работал следующим образом. Из окна второго этажа на веревке опускалось… ведро, в которое «клиент» бросал деньги. Деньги уплывали на второй этаж, а затем ведро опускалось с желаемым товаром и сдачей. «Маколет лайла шель Бен-Цион» (ночная лавка Бен-Циона) работал честно и исправно.

Но, конечно, не из-за своего деда Омри был принят на работу.  Он замечательно готовит блюда как европейской, так и восточной кухни (а теперь освоил еще и русскую кухню), он изобретателен и относится к своей работе, как к искусству.

А еще Омри великолепно поет и даже дает концерты. Поневоле согласишься, что талантливый человек талантлив во всем.

Сегодня эти две гостиницы не нуждаются в рекламе.  Они всегда полны посетителями, но даже в самый «аншлаг» персонал умудряется сохранять спокойствие и доброе расположение духа.

А еще…  еще там замечательный кофе!  И много улыбок. Да, может быть израильская медицина потеряла двух врачей, но зато туристы получили две замечательные гостинцы.

Сергей и Михаил

IMG_0517IMG_0511IMG_0515IMG_0518

 

IMG_0527

IMG_0521IMG_0513IMG_0523IMG_0531

А кто у нас «второй»? История одного дома.

Как правильно пел в своей песне Андрей Вадимович, все помнят первых, и мало кто помнит вторых. А ведь их путь не легче, и даже сложнее – ведь они знают, что слава уже отдана предшественнику.

Но это если мы говорим о людях. Зданиям абсолютно все равно – первые они или четвертые. Высокий дом не хвастается перед низким своей высотой – это удел людей.  Да и судьба дома это, обычно, судьба людей, связанных с этим домом.

Вот и мне захотелось узнать судьбу второго дома в Тель-Авиве.  Первый дом «первого еврейского города» — это дом Реувена Сегаля, стоявший на улице Иегуда Халеви. Сегаль построил свой дом в мае 1909-го года, спустя всего полтора месяца после лотереи, на которой были разыграны земельные участки будущего города. О истории этого дома и о семье Реувена Сегаля было написано не мало, поэтому я не буду повторяться.  Но все-таки – кто построил второй дом и что с ним стало?

Читать далее

У меня есть мечта! Окончание

Спасибо всем, кто откликнулся на мой призыв и приехал сегодня, чтобы принять участие в поисковой "экспедиции".

У меня есть мечта и единомышленники! Продолжение

Как и было обещано в предыдущем посте, я хочу организовать поиск остатков арабских поселений в пределах территории сегодняшнего Тель-Авива.
Так как подобный поиск я организую впервые, та тема довольно "скользкая", то я  хочу сразу установить несколько правил и прошу понять меня правильно.
1) Цель этих поисков чисто познавательная, поэтому политические демарши и провокации будут пресекаться. Способ пресечения — деликатная просьба покинуть нас.
2) Места поиска разбросаны по всему городу — от самого севера до южных кварталов. Поэтому я прошу проявить понимание к некоторым сложностям в логистике.  Если у вас есть автомобиль, скажите, пожалуйста, сколько свободных мест в нем остается и готовы ли вы взять кого-то "на борт". Передвижение по городу в колонне из 20 автомобилей сопряжено со значительными трудностями.
3) Я не знаю, сколько продлится наша прогулка, поэтому настоятельно советую запастись водой.
4) Если вы располагаете какой-либо информацией по предмету поисков, буду благодарен, если поделитесь. Особенно приветствуются карты и фотографии.

Прогулка состоится 26-го октября в 10 утра. Место встречи — парковка Ридинг у здания "Центра прощания" (большое круглое здание с закрытыми окнами и дверями)

По всем вопросам можно обращаться через электро-почту boris@brest.co.il или по телефону 054-7773100 (лучше СМС — я бываю занят и могу не ответить)

У меня есть мечта! Ищу единомышленников!

Многие знают, что Тель-Авив построен на месте старых виноградников и брошенных (по разным причинам) арабских поселений — Маньшия, Сумелия, Саломе, Абу-Кабир и тд. Всего таких поселений было 14.
У меня есть карта, на которую я нанес (в результате долгих поисков) месторасположения этих поселений. От многих из них до сих пор остались постройки.
Итак, мечта моя отправиться в путешествие-поиск по местам бывших арабских деревень!  Ищу единомышленников или просто желающих погулять по Тель-Авиву.