Архив метки: праздник

Отпусти народ мой!

Было это несколько лет назад. В пасхальный вечер 2015-го года. При всей моей любви к тому, что я делаю, у моей работы есть и минусы. Вот и тогда, в то время, когда моя семья и друзья уже сидели за праздничным столом, разливая вино, я лишь возвращался к парковке, где стояла моя машина после долгой экскурсии.  А еще нужно было доехать из Тель-Авива в Кфар-Саву…

Я шел узкими пустынными улицами Неве Цедека.  В домах светились окна, из которых доносились радостные возгласы людей, но на улице я был совершенно один. В тишине гулко раздавались мои шаги, хотелось бежать, но я устал за день и шел не спеша.  В добавок ко всему я еще нес свою гитару и опять ругал себя за то, что никак не куплю для нее чехол, или, хотя-бы ремень. 

На улицах было совсем темно. Неве Цедек не очень освещается и в обычное время в этом есть своя прелесть. Но сейчас, когда все сидели в ярко освещенных комнатах, а я шел в одиночестве, мне тоже хотелось света.   А белым вокруг были только луна и моя гитара.

И вдруг, на улице Ахва, из-за поворота мне навстречу выходит группа молодых ребят. Человек 6-7, на вид им лет по 20-25.  Американские туристы, которые заблудились, как выяснилось из их вопросов. Я показал им дорогу, мы поздравили друг друга с праздником, и я уже было продолжил свой путь к машине, как одна из девушек окликнула меня. 

— можно твою гитару? – спросила она, — на одну песню?

Ребята были слегка выпившими, у них было хорошее настроение и я не возражал. Все равно я уже безнадежно опоздал и еще пять-десять минут ничего не изменят.

Девушка взяла мою гитару и присела на капот стоящей на обочине машины. Она совсем неплохо спела какой-то приятный блюз, потом еще какую-то незнакомую мне песню, которую подхватили ее друзья.  И уже практически отдавая мне гитару, она что-то вспомнила. И прикрыв глаза, она запела…. «шлах на эта ми…»  שלך נא את עמי

Именно так, на иврите. С сильным американским акцентом, безнадежно коверкая слова, но кто слышал те слова.  Она пела долго. Я и не подозревал, что в ивритском варианте есть столько куплетов. Когда она замолчала, через пару секунд из окна второго этажа прямо над нами раздались аплодисменты. И улыбающийся мужчина, высунувшись из этого окна практически до пояса, позвал нас всех подняться к нему домой. «И для моей машины, на которой вы сидите, так тоже будет лучше!» — сказал он. Ребята начали его благодарить, но он, перейдя на английский, настойчиво звал их к себе. Они согласились, а я, объяснив, что меня ждут дома, продолжил свой путь и уже через полчаса сидел за столом со своими близкими, одну за одной, поглощая штрафные и пропущенные блюда.

«Отпусти народ мой!» — так называется эта песня, в которой описываются события из ветхозаветной книги Исход 8:1: «И сказал Господь Моисею: пойди к фараону и скажи ему: так говорит Господь:отпусти народ Мой, чтобы он совершил Мне служение». Именно этими словами послал Б..г  Моисея добиться исхода израильтян из египетского плена. 

Сегодня трудно сказать, кто именно является автором этого негритянского спиричуэла. Первые упоминания об этой песне относятся к 1862-му году, когда она под названием «Гимн контрабандистов» становится настоящим гимном беглых рабов в лагере северян во время Гражданской войны Севера и Юга. Согласен – трудно уловить связь между контрабандистами и Исходом евреев из Египта. Но «contrabannum” – против запрещения (лат). И в те годы контрабандистами называли беглых рабов и просто жителей Юга, перешедших на сторону Севера.

В 1872-м году негритянский вокальный коллектив FISKJUBILEESINGER опубликовал эту песню под названием «Go Down Moses», правда в том варианте было более 20 куплетов.  То есть песня вполне могла заменить собой целый концерт. Поэтому особой популярностью она не пользовалась именно потому, что была слишком длинной. 

Первым эту песню до современного варианта сократил великий американский бас Поль Робсон. В 1934-м году Поль Робсон исполнял «GoDownMoses» во время своих гастролей в СССР. Кстати, с конца 40-х годов постоянным аккомпаниатором Поля Робсона был Бруно Райкин – двоюродный брат Аркадия Райкина. Но дело, конечно не в этом. Именно исполнение Поля Робсона, с его громоподобным басом, прославили эту песню.

Поль Робсон  — Godown, Moses

Но еще большим популяризатором этой песни стал, конечно, Луи Армсторнг.

В его исполнении «Отпусти народ мой» разошлась по всему миру.

Луи Армстронг исполняет «Отпусти народ мой» там, где это все происходило — в Египте

Сегодня ее исполняют во всем мире. От Александра Буйнова в сопровождении оркестра МВД России до хора тайваньского университета. И, конечно, ее поют и в Израиле, в той самой стране, о которой мечтали те, о ком поется в этой песне,

И тут, наконец, уместно послушать эту песню на языке народа Израиля:

И одно из самых неожиданных исполнений:

А также современная трактовка:

И еще несколько исполнений:

особенно умиляет последнее исполнение…

Но существует еще одно необычное исполнение этой великой песни. К сожалению, мне так и не удалось найти ни одной записи этого исполнения. А исполнители, как мне рассказали, были упрятаны в застенки КГБ на долгие годы. Но!!!  Обо всем по порядку.

4 октября 1948 года, в московской хоральной синагоге отмечалось празднование еврейского Нового года (Рош а-Шона). По такому знаменательному случаю туда прибыли израильские дипломаты во главе с первым послом молодого государства Израиль – Голдой Меир. Совершенно неожиданно этот визит перерос в массовую демонстрацию еврейского народа.  Демонстрация!! 1948-й год, Сталин еще жив и правит твердой рукой. Но евреи СССР не убоялись владыки, как когда-то, тысячи лет назад не убоялись фараона. Израильского посланника встречали как новоявленного мессию, некоторые люди в экстазе даже целовали край одежды Меир. Как потом писал в своих отчетах КГБ, там собралось более десяти тысяч евреев (10 000). Всем им не хватало места в синагоге, и они вышли на улицу. В самом центре, окруженная плотным кольцом советских евреев находилась Голда Меир.  И неожиданно кто-то из присутствующих запел: «Let’sMyPeopleGo” – «Отпусти мой народ». На небольшой площади перед хоральной синагогой воцарилась тишина. Кто-то замолк от страха (были и такие), кто-то – от восторга… Но к одинокому голосу присоединился еще один и еще один, и еще один. И под аккомпанемент милицейских свистков евреи Москвы скинули со своих плеч тысячелетний страх и во весь голос пели, нет, требовали – «Отпусти мой народ!»

Чрезвычайный и полномочный посол государства Израиль госпожа Голда Моисеевна Меир вручает верительные грамоты в МИДе СССР

Многие из них потом попали в тюрьмы. Кто-то умер. К сожалению, не все из присутствовавших на том спонтанном митинге смогли потом опознать себя на израильской купюре в 10 шекелей. И эта купюра, ласково именуемая в народе «голда» по сути своей является нонсенсом – на израильской купюре фотография… Москвы! Точнее, фотография той самой демонстрации 4-го октября 1948-го года у московской хоральной синагоги, демонстрации, вошедшей в историю под названием «Отпусти народ мой!»

в шляпке в центре — Голда Меир


«голда» — купюра в 10 новых израильских шекелей

Дни открытых дверей в Тель-Авиве. Новый формат

Мероприятие "Открытые дома Тель-Авива" проводится вот уже 13 лет подряд.  За эти годы, благодаря энергии и настойчивости небольшой группы энтузиастов, все желающие получили возможность совершенно бесплатно заглянуть в дома и квартиры, обычно закрытые от чужих взглядов.
В этом году вам предлагается совершенно новый формат. Теперь вы сможете не только увидеть… но и попробовать!
С 26 февраля по 1-е марта впервые проводится мероприятие "Открытые рестораны Тель-Авива". В рамках этого мероприятия вы сможете заглянуть в святая святых самых известных ресторанов города — на кухню, побеседовать с поварами и владельцами, отправится за покупками вместе с шефом и, конечно, попробовать лучшие блюда.
Для записи и справок — http://www.open-restaurants.co.il/  (к сожалению, только на иврите и на англйском — пока только на этих языках)

Новый Год продолжается

Грустная история с веселым концом

Вместо пролога.
Эта грустная история с веселым концом была рассказана мне на исходе второй бутылки водки непосредственным участником событий…  9 мая 2005 года. И с тех пор каждый год накануне Великого Праздника Победы я хочу рассказать ее в своем журнале и каждый раз не решаюсь. Все-таки Праздник этот не повод для шуток. Но несколько дней назад, встретившись с друзьями за бокалом пива, я ее снова вспомнил — к слову оказалось. И покопавшись в своих старых записях, я ее нашел.  Она уже публиковалась на нескольких сайтах и форумах лет 15 назад. И сейчас я привожу ее в том первом варианте. Имена участников изменены. "И", ты себя, конечно узнаешь. Хотя имя "Лева" тебе необычайно подходит. Но прости меня, склеротика — я забыл твой телефон. И публикация этой истории повод снова встретиться, хотя столько водки мне уже не выпить.
            Итак, в славном городе Бат-Яме ( Русалка) на берегу Средиземного моря проживал пожилой уже новый репатриант. Назовем его… Георгий. Приехал дядя Георгий в Израиль в начале 1995 года из одной маленькой кавказской республики. Иврит не «пошел», видимо в силу возраста, да и русский язык он знал не очень, а когда волновался, то и вовсе переходил на родной. Не много развлечений у пенсионера в Израиле, либо русское радио послушать, либо в шиш-беш (нарды) с соседями по двору поиграть. И вот, в канун 9-го мая (50-летие победы), в одной из своих передач радиостанция РЭКА (на русском языке) рассказала о некоем ветеране, прошедшем всю войну до Берлина и проживающем сейчас в одном из поселений на территориях. Слушая эту передачу, прослезился дядя Георгий – ведь речь шла о его однополчанине, с которым он прошел всю войну плечо к плечу. Сосед, господин Беркович, приехавший в Израиль в том самом 45-м, с номером на руке…  как мог, стал выяснять причину слез. Кое как поняв причину (не забудьте – дядя Георгий не говорил на иврите, а господин Беркович – на русском), добрый Беркович сказал:»Ма баая?» (В чем проблема?)
— Ты умеешь водить машину?
— Умею!
— Бери мою, я тебе нарисую, как ехать – и езжай к другу!
            Дядя Георгий, который без карт и переводчиков прошел всю Россию и пол-Европы, решил, что на родной земле ему нечего бояться. На том и порешили. Радости старика не было предела. Он купил водки (праздник все-таки), какой-то закуски, сделал какой-то кавказский кулинарный шедевр из баранины, и, сложив все это в большую сумку, рано утром отправился в путь. Ехал он не спеша, благо дороги из-за раннего часа еще не были загружены. И пока дядя  Георгий едет, я бы хотел обратить внимание читателей на некоторые детали.
            Машина господина Берковича – старенькая Субару 70-х годов, известная в Израиле по прозвищу «Субару шодедим» — Субару грабителей…  такая уж у нее печальная слава.
            Как и все кавказцы, дядя Георгий был очень смуглым, и щетина на его морщинистых щеках отрастала буквально на глазах.
            Большая сумка с самым дорогим содержимым покоилась на пассажирском сидении, надежно пристегнутая ремнем безопасности.
            В машине не работало радио, и чтобы любимому деду не было скучно, внук дал ему в дорогу свой радиоплэер с наушниками и чудом сохранившуюся кассету Аллы Пугачевой. Запомните эти детали!
            Поселение, в котором проживал однополчанин, находилось на Западном берегу реки Иордан, в районе перекрестка Тапуах. Кое-как дядя Георгий доехал почти до места, но проскочил нужный ему поворот. Вовремя поняв свою ошибку, он сориентировался по карте (спасибо господину Берковичу) и развернулся назад. Через пару километров он подъехал к КПП израильских пограничников. Туда его пропустили беспрепятственно – старая Субару, на которых перемещались очень многие арабы, смуглый старикан…  короче, его приняли за араба. Но назад, чтобы въехать в Израиль, нужно было предъявить документы!
И пограничники снова приняли дядю Георгия за араба. Два солдата – репатрианты из Эфиопии – с М-16 на перевес подошли к старой Субару, требуя предъявить документы. Но, как мы уже знаем, наш кавказский ветеран не знал иврита и, пробормотав что по-русски, от волнения перешел на родной язык. Сыны Африки русский язык тоже не знали, а тем более – гортанный язык кавказского народа, звучащий так похоже на арабский. И накал страстей стал повышаться. Уже и лица стали более злыми и автоматы направлены в открытые окна машины. Дядя Георгий почему-то инстинктивно схватился правой рукой за сумку с ценным содержим. Да и наушники от плэера упали на пол, оставив на коленях старика тонкий провод. Короче, можно понять пограничников, решивших, что перед ними террорист, в огромной сумке – бомба, а провод не иначе как от взрывателя.  Удалившись на некоторое расстояние, пограничники устроили «совет в Филях». Естественно, все движение через КПП было заблокировано. Посоветовавшись по радио с кем-то из начальства, было принято мудрое решение – подогнать к КПП танк, благо совсем недалеко находилось танковое подразделение. Танки в Израиле быстрые… И вот спустя некоторое время к опустевшему КПП (было объявлено о бомбе в машине), громыхая гусеницами подъехал танк!!! Дальнейшие переговоры велись уже по громкой связи – никто из солдат не хотел приближаться к машине с бомбой. Танкисты еще раз вежливо попросили(на иврите) старика выйти из машины с поднятыми руками, а старик еще раз на своем гортанном языке отчаянно прокричал, что ни слова не понимает. Поняв, что по-хорошему «араб» не понимает, танкисты пригрозили просто уничтожить его вместе с бомбой и машиной выстрелом из танкового орудия. Никаких изменений в ситуации. И когда танковое орудие было опущено в низ, по направлению к старенькой Субару, по пыльному лицу старика покатились слезы… слов уже не было. Но стрельнуть из пушки в человека, глаза которого ты видишь – дело не легкое. И интеллигентный ленинградец Лева, призвав на помощь всю мощь великого и могучего русского языка в последний раз прокричал в громкоговоритель о том, в какие отношения он вступает со стариком, его мамой, сестрой и всем его народом…  Услышав «знакомую» речь, дядя Георгий широко улыбнулся, вышел из машины и с криками: «Где же ты раньше был, сынок?», бросился целовать танк. Левка понял в чем дело! Наступило перемирие. Теплую водку из пластиковых стаканчиков пили даже эфиопы. А когда выпили за победу, за мир и за дружбу народов, Левка сел за рычаги танка, и отодвинул боевую машину освобождая дорогу ветерану и его "Субару". А джип пограничников почетным эскортом сопровождал дядю Георгия до поселения, где жил его фронтовой друг.
            На обратном пути все было проще и легче. Родственники ветерана сообщили пограничникам, и джип с теми же самыми эфиопами сопровождал гордого дядю Георгия до самого центра страны.
            Вот такая история о дне Победы…  русского языка над танком!

 

День ПОБЕДЫ

В конце апреля 1980-го года меня призвали в Советскую Армию. Во рту еще сохранилось послевкусие от коньяка, выпитого по случаю получения диплома, и  в кармане кололся еще синий ромбик.
После долгих мытарств, я попал в учебку в пригороде Черновцов — Садгора. Учебная рота — 120 пацанов, со всего бескрайнего СССР, которые ничего не знают и всего боятся. Нас гоняли бешом и шагом, днем и ночью, до и после обеда, а иногда и вместо обеда.
Но первого мая кто-то из больших военных начальников получил безвазелиновую профилактику за плохую подготовку к параду. И вечером весь учебный батальон построили на плацу. Командир батальона обратился с речью к солдатам, но его мало кто слушал. И в конце речи поступила команда — все, чей рост выше 180, три шага вперед. И я тоже вышел…
Нас осмотрели, как рабов на невольничьем рынке Рима, и отобрали 70 человек. После этого обьяснили задачу — из нас "построят коробку 8 х 8", которая откроет парад 9-го мая.
Гоняли нещадно. Мы почти не спали. Плюсов было мало — нас хорошо кормили и не отвлекали на караулы и кухонные работы.
Утром 7-го мая замполита с похмелья осенило. "Коробка" должна петь!!! Начальство выбрало песню — "День Победы"( как человек, занимавшийся музыкой, я должен сказать, что эта песня довольно сложна для маршевого исполнения).
Солдатам дали ОДИН час, чтобы выучить слова. И через час "коробка" пошла по плацу с диким ревом, даже отдаленно не напоминавшим песню "День Победы". Нас гоняли еще пару часов. Я заметил, что поют не все — некоторые бойцы просто открывают рот. Но, оказывается, это заметил не только я. Замполит, наблюдавший за этим цирком из окна своего кабинета с помощью бинокля, тоже это заметил. Солдатам не хватало мастерства актеров кабачка "13 стульев", и те, кто просто открывал рот, делали это невпопад.
Рассвирепевший замполит прибежал на плац и прошел с "коробкой" по кругу. После этого он остановил нас, медленно прошелся между рядов и неожиданно со всего размаху ударил кулаком одного из солдат в лицо. Когда солдат поднялся на ноги, замполит обьяснил ему и другим, что его обмануть невозможно, и раз поступил приказ петь, то надо петь, а не открывать рот.
После этих слов замполит поднялся на маленькую, наспех сколоченную трибуну и оттуда обратился к нам с речью о важности политического момента, значении военного парада и о его влиянии на потенциального противника и его боеспособность. Затем он рассказал нам, в каких извращенных формах он займется любовью с каждым из нас, включая и групповую любовь.
И мы пошли! С песней! Как мы пели… Краснознаменный Ансамбль Песни и Пляски Советской Армии повесился бы на зубцах Кремлевской стены от стыда, если бы он услышал тот наш проход. В вечернем майском небе замирали в полете птицы. Старая дворняга, вылизывающая себя у дверей столовой, застыла от изумления. Из штаба выскочили девочки-связистки и свободные от дежурства офицеры.
Эх, как мы пели. То ли от страха перед кулаком замполита, то ли от нежелания заниматься любовью с этим толстым, плохо пахнущим партработником… но наша песня была великолепной!!!
Когда мы закончили, замполит пообещал — если так споете на параде, с меня ящик пива! Что, правда, не помешало ему погонять нас еще пару часов. Потом мы тоже неплохо пели,,, но не так, как после его речи.
И вот пришло 9-е мая. В наглаженной форме, в сияющих как медали сапогах, мы выстроились на плацу рано утром. Перед нами выступил начальник политотдела дивизии, рассказал в сотый раз о важности того, что мы делаем.. Потом на трибуну взобрался замполит. В этой его речи цензурных было всего два слова — "бойцы" и "мать"! Причем речь не шла о литературном произведении классика.
Однако, принятые на грудь с утра пораньше по случаю праздника поллитра размягчили сурового замполита и закончил свою речь он нежным, почти отцовским обращением:" Соколики, не подведите!"
Нас привезли в центр города, туда, откуда должен был начаться парад. Минут за 15 до начала к нам подошла группа ветеранов. Самых настоящих — в 1980-м такие еще были. Узнав, что мы будем петь "День Победы", один из них извлек из карманов две бутылки водки и, невзирая на стоявших рядом офицеров, пустил их по рядам. "Такую песню нельзя петь просто так, надо душу открыть"- пояснил он. И офицеры молчали.
Пробили куранты.. И в полной тишине, цокая по булыжной мостовой старого города Черновцы словно породистые скакуны, мы двинулись. Ровный квадрат восемь на восемь, и четверо со флагами впереди. И когда поступила команда, шестьдесят четыре глотки (знаменосцы не пели) грянула песню, про пропахший порохом день… Я шел крайним справа во второй шеренге и чувствовал себя Кобзоном и Лещенко в одном лице. Я видел стоящих с гвоздиками ветеранов и пел для них. Я еще никогда в жизни не пел трезвым настолько хорошо!
Я не люблю Советскую Армию!!! Но тогда, 9-го мая 1980-го года меня переполняла гордость за то, что на моих плечах погоны с золотыми буквами СА.

А замполит, сука, пиво не поставил…
С праздником всех, кто чувствует себя причастным к этому дню!!!

…и привет из Праги

Огромное спасибо всем за поздравления и пожелания! Уже несколько дней прошло, а мне все еще не верится, что я папа женатого мужчины! Спасибо за ваши теплые слова. Молодые сейчас в самом романтическом городе Европы — в Праге и тоже передают всем свою благодарность за сердечность доброту!  

Счастливое продолжение грустной истории

Эта история началась очень грустно! Я рассказывал об этом, и прассказывал не раз, но сих пор кровь леденеет, когда я об этом вспоминаю. Но даже после того, как все нормализовалось, никто не мог предположить, что у этой истории будет такое продолжение.
Упавшие на них камни превратились в камни на кольцах, а камень, брошенный в голову, "проник" в сердце!
Спасибо всем за теплые поздравления.
ПС: Даже не верится…

Мужчины не плачут!!!

Говорят, что мужчины не плачут…   Это не правда! Я видел мужчин, которые плакали, но оставались при этом НАСТОЯЩИМИ мужчинами. Настоящие мужчины не боятся плакать, настоящим мужчинам тоже бывает страшно и больно. Но от других их отличает как раз то, что и когда страшно, и когда больно — они все равно остаются настоящими мужчинами!
Короче — друзья, хоть я и ненавижу Красную Армию, но праздник остается праздником. Желаю мужчинам оставаться мужчинами, и желаю женщинам ценить в мужчине "мужчину".
И песня…  может и не совсем к месту, но я ее очень люблю, особенно в этом исполнении, потому что глубоко уважаю этих мужчин — и того, кто поет и того, который слушает!

Пиджаки и смокинги.. и вечерние платья

«Первому радио» — десять лет. Пожалуй, не очень много в нашей стране людей, знающих русский язык, которые хоть изредка бы не слушали это радио (хотя. как показывают комментарии, сделанные до этого дополнения, такие все-таки есть:)). Ежедневно, с семи утра и до семи вечера,(а в военное время и круглосуточно) это радио вещает, сообщает, радует, разочаровывает, смешит.. Равнодушных мало. И вот вчера команда «Первого радио» отмечала свое десятилетие.
Шикарное мероприятие проходило в зале «Троя», рядом с Ашдодом. Среди гостей — весь цвет русскоязычной алии. Министры и члены правительства с охраной, послы бывших советских республик, многочисленные спонсоры и просто друзья.
Множество нарядно одетых людей, сверкающих люрексом и бриллиантами, запахи дорого парфюма и .. Ну, русская ведь тусовка;)
Мероприятие проводили резиденты израильского «Камеди клаба» (оказывается, есть и такой). Музыкальные номера чередовались с приветственными речами «важных» людей и награждением дипломами. Награждались члены команды радио. Лично я был очень тронут тем, что не забыли и ушедших из жизни, в частности — Диму Орлова, ведь именно он много лет назад привел меня на «Первое радио».
Но совсем не хочется о грустном. Я не большой «ходок» по светским раутам. Я предпочитаю более интимное общение с людьми — когда видишь глаза и слышишь вздохи. Но мое замешательство исчезло довольно быстро. Быстрее исчезла только красная икра с рыбного столика. Вообще, учитывая, что многие приехали прямо с работы, не успев поужинать, все было продумано на славу. Еда была вкусной, музыка (до начала дискотеки) в меру громкой, девушки-танцовщицы — в меру раздеты, а фокусник — в меру загадочен;)
У подобных мероприятий есть одна особенность — ты всегда знаешь больше людей, чем знают тебя. С другой стороны — никогда не знаешь, кто тебя знает, а кто нет. Учитывая, что по залу рыскали с десяток фотографов, и не менее сотни любительских фотоаппаратов слепили своими вспышками без перерыва, приходилось вести себя скромно. Поэтому чайных ложечек я не крал, и скандал официанту по поводу забытой порции устраивать тоже не стал. В конце концов я этого официанта понимаю — он был ослеплен обилием красивых женщин ( непонятно, кто они такие), перепуган обилием телохранителей и тел, которые эти хранители охраняли. Представляю, как он вздохнул, когда мы ушли.
А еще у меня было удачное место — сбоку от центральной площадки. Поэтому я видел, откуда фокусник доставал замученных голубков, и как танцовщицы выпихивали друг друга на авансцену. И это тоже было весело.
В целом, на скромный мой вкус, праздник удался. Было вкусно, весело и без драки. Я даже познакомился с некоторыми из красивых женщин, узнав, наконец, кто они такие;) Ну, и постарался не разочаровать тех женщин, с которыми был знаком ранее;)
«Первое радио» — вы молодцы! С вами веселее и интереснее. Так держать. Крепко держать.

Posted via LiveJournal app for iPad.

Стали мы на год мудрее!

Огромное спасибо всем за теплые слова и еще раз всех с праздником!