Архив метки: Тель-Авив — он такой Тель-Авив

Nullum malum sine aliquo bono*

…обычный день. Мой неопределенный статус имеет и положительные стороны.  Сегодня я составил себе программу — пройтись от начала и до конца по самой длинной тель-авивской улице и по самой красивой.
Самая длинная улица Тель-Авива — это улица Дизенгоф!  Она еще и одна из двух самых «тель-авивских» улиц (вторая — это, конечно, Алленби). Про улицу Дизенгоф я могу рассказывать часами, и все равно никаких слов нехватит, чтобы передать мое к ней отношение.
Если представить себе нашу страну, представленную в виде одного города, то это, конечно же, будет Тель-Авив. Иерусалим — он еврейский, христианский, арабский, восточный, светский, религиозный…  какой угодно! Но именно Тель-Авив он — израильский.
А если представить себе Тель-Авив, сжатый до размеров одной улицы — то это будет улица Дизенгоф.
Здесь, на Дизенгоф, магазин сигар соседствует с хумусией*, магазин дорогой обуви соседствует с лавкой, где продаются дешевые шлепанцы. Книжные магазины рядом с ювелирными, «богемное» кафе рядом с киоском соков…   Вроде все, как и в других городах, но все-таки не так. Здесь есть море!  И здесь над городом особое небо!  «Тель-авивский дух».
Мне не все нравится в этом городе.  Но, наверно, это правильно. Даже у самых любимых бывают недостатки.  И на улице Дизенгоф попадаются мусорные кучи, и здесь есть дома, которые выглядят, как после бомбежки, и здесь в некоторых дворах пахнет отходами человеческой обработки пива….    Но на улице Дизенгоф столько всего хорошего, что можно и не обращать внимание на все эти недостатки. Тем более, что всего перечисленного здесь намного меньше, чем на других улицах города. И еще…  это ведь самая длинная улица Тель-Авива*.  Поэтому здесь всего больше.
А посидев в порту, глядя на морские волны сквозь сизый дымок сгорающего табака, я понимаю, что после веселой и разноцветной улицы Дизенгоф, мне хочется пройтись по улице тихой, спокойной и красивой… но красивой особенной красотой старых улочек европейских местечек.
И я отправляюсь в противоположный конец города — на улицу Шараби.  Не очень звучное название ни сколько не отражает «дух» этой улочки. Совсем небольшая — домов на ней чуть больше десятка, она встречает меня «старыми друзьями». Первый же дом, похожий на английский родовой замок бедного дворянина, с такой «неместной» крышей и окнами.  Каждый раз, когда я нахожусь в этой части города, я не ленюсь сделать круг, большой или не очень, чтобы постоять, задрав голову, рассматривая в тысячный раз дома на любимой улице.  Местные коты уже узнают меня, а их главарь, огромный грязно-белый пушистый кот, даже приоткрывает глаз, когда я с ним здороваюсь. Все остальное сухое время дня он лежит на крыше первого припаркованного автомобиля и лениво спрыгивает, точнее спускается, лишь тогда, когда водитель начинает выезжать со стоянки.
Я не знаю — случайно это или чей-то добрый умысел, но в отличии от всего остального, стремительно меняющегося под воздействием «парижан» из Касабланки* квартала Неве Цедек*, эта улица сохраняет свой ашкеназийско-местечковый стиль, как нельзя лучше подходящий Тель-Авиву.  Хотим мы этого или нет…  называйте меня расистом…   но Тель-Авив построили именно «местечковые» евреи, сделав его главным местечком, местечком своей мечты.

Nullum malum sine aliquo bono — нет худа без добра, латынь
хумусия — место, где делают и продают хумус, одно из национальных блюд.
Длина улицы Дизенгоф — 3,2 километра.
«парижане» из Касабланки — в последние несколько лет, в связи с обострившимся антисемитизмом во Франции, в Израиль стали массово приезжать евреи. Большинство из них — выходцы из стран Северной Африки, бывших французских колоний. Селятся они преимущественно в дорогих кварталах Тель-Авива.
Неве Цедек — самый старый квартал Тель-Авива — Яффо, первый квартал, созданный яффскими евреями за пределами городских стен в конце 19-го века.

Дни открытых дверей в Тель-Авиве. Новый формат

Мероприятие "Открытые дома Тель-Авива" проводится вот уже 13 лет подряд.  За эти годы, благодаря энергии и настойчивости небольшой группы энтузиастов, все желающие получили возможность совершенно бесплатно заглянуть в дома и квартиры, обычно закрытые от чужих взглядов.
В этом году вам предлагается совершенно новый формат. Теперь вы сможете не только увидеть… но и попробовать!
С 26 февраля по 1-е марта впервые проводится мероприятие "Открытые рестораны Тель-Авива". В рамках этого мероприятия вы сможете заглянуть в святая святых самых известных ресторанов города — на кухню, побеседовать с поварами и владельцами, отправится за покупками вместе с шефом и, конечно, попробовать лучшие блюда.
Для записи и справок — http://www.open-restaurants.co.il/  (к сожалению, только на иврите и на англйском — пока только на этих языках)

Инопланетяне в Израиле

Очень часто, наблюдая за поведением окружающих нас людей, мы думаем — они не от мира сего!  И мы не далеки от истины.  Инопланетяне уже среди нас.  Нашумевший фильм "Аватар" приоткрыл завесу таинственности. Нави (жители планеты Пандора) давно живут среди нас, но не каждому дано увидеть их в истинном свете.
Израильскому скульптору Офре Цимбалисте это удалось.  И она с удовольствием делится с нами.
Нави уже здесь! Читать далее

Street opera — продолжение

я увидел  его на улице Нахалат Биньямин впервые несколько лет назад.  Юноша стеснялся, краснел, с трудом говорил на иврите. Он пришел петь и я случайно попал на его первое представление.
И вот несколько дней назад я снова встретил Рафаэля.  Да, его зовут Рафаэль.  Он — "оле хадаш", репатриант. В стране четвертый год и снова поет на Нахалат Биньямин и радует людей. Прошу прощения за качество записи — пришлось записывать в толпе, толкаются люди:)

…. я живу в Тель-Авиве

В последнее время я часто слышу нелестные отзывы о Тель-Авиве.  Иногда меня это раздражает. Иногда — очень раздражает.
Сегодня случилось мне провести пару часов в кафе на бульваре Ротшильд. Кафе, в котором я сидел, находится ровно на середине между закрывшимся (навсегда?) "Брюхаузом" и "Аркафе" (закрытом на ремонт). И услышал я высказывания — ну, мол, Тель-Авив…  там все так. Я задумался.
А что для меня Тель-Авив?  Я здесь не родился, Я здесь не вырос.  Не тут прошло мое детство, юность тоже прошла в другом городе. Не тут случился первый поцелуй (с девушкой) и все другое в первый раз тоже случилось не тут.
Я открою вам большой секрет — я даже не живу в Тель-Авиве!!  (Я живу в Кфар-Саве).  Что же для меня Тель-Авив?  Почему меня злит, когда люди видят в Тель-Авиве разрушенные и заброшенные дома, кучи мусора и парад гордости?
Да потому, что в Тель-Аиве я ЖИВУ!  Это город, в котором среди мусорных куч (которых тут не больше, чем в Иерусалиме или Лондоне), среди заброшенных домов, среди пробок…  звучит музыка!  Здесь звучит музыка свободы и радости.  И парады гордости не потому, что Тель-Авив голубовато-розовый, а потому, что Тель-Авив — открыт и свободен. Потому, что несмотря на древнюю традицию евреев разделять себя на разные группы, классы, касты и тд..  Тель-Авив объединяет!  Религиозные, левые, правые, цветные, русские, нерусские — Тель-Авив объединяет всех и всем здесь хорошо. Даже тем, кто говорит, что ему тут плохо!!  Этим — лучше всех!
Тут я — это я….   

Тель-Авив, он такой… Тель-Авив.

Суббота, веду экскурсию "Белый медведь Тель-Авива!", в которой рассказываю о первых актерах тель-авивских театров.  Подходим к дому, где проживал актер Евсей Бертонов, останавливаемся и я продолжаю рассказ о семье актера. В это время к нам подъезжает автомобиль, за рулем которого молоденький юноша, а рядом весьма…  бодрая бабушка лет 80+.  Бабушка с модельной прической, хорошо наложенный макияж, недешевое платье.
Гневно и без вступления бабушка просит убраться с тротуара, ибо мы мешаем ее внуку въехать на ее (личную) стоянку.  Естественно, мы, как культурные люди, почти театралы, с извинениями отходим в сторону. Но бабушке скучно…
— А что вы здесь стоите? — спрашивает бабушка (на иврите).
— Это экскурсия! — отвечают ей мои экскурсанты, опередив меня.
— А кто вам рассказывает? — не успокаивается бабушка.
— Я рассказываю, — отвечаю.
— Да вы ни черта не знаете! — бабушка переходит на русский и еще больше гневно сверкает глазками. Внук пытается затянуть бабушку назад в машину, но "Остапа понесло!" (с)
— Почему не знаю, — пытаюсь я возразить, хотя знаю, что это глупо и бесполезно, — я — экскурсовод, журналист. Я знаю…
— Не знаешь!!! — перебивает меня бабушка — вы меня спросите, я вам расскажу! Никто не знает про Бертонова, а я — знаю!
Понимая, что спорить бесполезно, я вежливо прощаюсь с бабушкой и отвожу группу в сторону.
— Бертонов у меня за стенкой жил, я все про него знаю — кричит нам вслед бабушка.
Я понимаю, что следующей будет реплика о том, что бабушка обучала его актерскому искусству. По возрасту — вполне возможно.
Но мы ушли, хотя группа даже сожалела — бесплатное развлечение. Некоторые говорили, что это как нарочно..  бабушка подъехала.
Но я же не Буки — у меня "проститутки настоящие", а не загримированные актрисы…  Просто это Тель-Авив 

“стрелка” на “вилке”– окончание.

“стрелка” на “вилке”– окончание. (история паба “Кибенимать”)

И все-таки "Кибенимать" был самым обычным пабом. Одним из тех немногих, которые принято называть "шхунати" – то есть паб небольшого квартала, соседский. В Израиле такие пабы довольно редки, но этот был именно таким. Вечерами в нем собирались "мусахники" – слесари из многочисленных близлежащих гаражей по обслуживанию мотоциклов и мотороллеров. После смены сюда часто заходили полицейские из участка, располагавшегося через дорогу. А там, где много полицейских всегда много… правильно! Журналистов! Здесь обсуждались последние происшествия, здесь журналисты, а иногда и авто-слесари, учили полицейских, как правильно надо ловить преступников. Зачастую, за соседними столиками сидели те самые преступники, которых "учились" ловить полицейские, дожидаясь, когда последние, наконец, "устанут" их ловить и сядут поговорить. За те несколько раз, что я там побывал, никаких эксцессов не случалось. Все уживались вполне мирно, подшучивая друг над другом, перебрасываясь непонятными мне словами и жестами.

Читать далее

No pasa nada

No pasa nada — Ничего не происходит.
В последнее время этой надписью изукрашен весь Тель Авив. И… Ничего не происходит.

Читать далее

Пробегая по Флорентину

Что, опять поврежденье на трассе?

Что, реле там с ячейкой шалят?

Мне плевать — буду ждать, — я согласен

Начинать каждый вечер с нуля! © В. Высоцкий

 

Помните эту песню? А вот как это выглядит “на трассе”.

Читать далее